Проклятые экономики

Краткое содержание книги
Читается за 45 минут, оригинал — 16 ч

Краткая история «ресурсных проклятий»

Что убивает государства

Цикл развития общества напоминает жизнь отдельно взятого человека. В какой-то момент множество факторов (география, экономический уклад, социальный строй) более или менее случайно соединяются, и некая группа людей оказывается способна себя прокормить и защитить. Затем со свойственной подросткам агрессией эта группа расширяет жизненное пространство, придумывает идеологию, которую передает из поколения в поколение. Общество находит свое место на мировой карте и какое-то время существует в установленных рамках. А потом дряхлеет — распадается, дает жизнь новой общности или вовсе исчезает. Вот только естественная смерть общественного строя — вещь очень редкая. Гораздо чаще государства умирают в результате болезни, причем умирают долго, мучительно, не желая верить в свой конец. Эта болезнь зарождается незаметно, но приводит к разрушению всей системы жизнеобеспечения. Болезнь коварна: сначала она приносит государственному телу одни удовольствия, расслабляя его, лишая конкурентоспособности, и лишь затем наносит разрушительный урон.

Причина этой болезни — ресурс: обнаруженные на территории страны запасы блага, на которое есть большой спрос. Это могут быть нефть, газ, золото, рабы — вид ресурса значения не имеет, речь идет о любом преимуществе, которое обеспечивает государство доходом, не пропорциональным вложенным усилиям.

Чтобы ресурсное благо превратилось в проклятие, ресурс:

  • должен пользоваться таким спросом, чтобы принципиально изменить экономическую структуру страны-владельца;
  • должен быть достаточно долгосрочным, но не вечным;
  • должен выделять страну-владельца на фоне благосостояния других стран;
  • можно приватизировать;
  • не должен способствовать развитию производства и экономическому прогрессу: напротив, он заставляет государство поверить в то, что счастливое положение дел установилось на веки вечные и можно не предпринимать никаких усилий по управлению ситуацией.

Насколько разными могут быть отношения с ресурсом, показывает опыт многих государств в разные периоды истории.


Древний Рим, или Слишком богатая столица

С точки зрения современной экономики Римская империя была очень прогрессивным государством. Римляне не просто имели представление об активах и пассивах, сложных процентах, идее дисконтирования и приведенной стоимости — они включили их в повседневную финансовую реальность. Эта экономическая система распространялась и на обширные провинции, побуждая их к деловой активности. Эффективности финансовых отношений способствовало повсеместное и крепкое римское право. Римская валюта в полном смысле была мировой, распространяясь вплоть до Китая. Почему же Рим пал?

Все началось с того, что римляне ввели социальное обеспечение неимущих. Римская демократия так зависела от плебеев, что готова была раздавать зерно всем, кто сочтет себя нуждающимся (таких было до 15% граждан). Для этого требовалась масса пшеницы, на нее был введен прогрессивный налог, урожай стал утекать в казну, а когда сельское хозяйство стало потихоньку чахнуть (стимул к увеличению урожайности у него пропал совершенно), Рим стал покупать зерно у провинций. Огромную статью расходов составляла армия, когда-то обеспечившая империю новыми землями, но со временем превратившаяся в орду нахлебников. Росла и орда чиновников. Рим все меньше производил и все больше импортировал, причем в основном предметы роскоши. А капитал постепенно уходил в колонии — подальше от стагнирующей столицы. К I веку нашей эры Рим производил деньги и культуру, а колонии — все остальное. Жизнь в Риме постепенно дорожала, население заметно сокращалось, утекая в колонии. Столица становилась все более пустынной, а регионы богатели; в конце концов роль Рима как финансового центра свелась на нет. Стали отказываться даже от римских денег — оказалось, они сильно дороже себестоимости.

Исторические клише описывают Рим как жертву северных варваров. Но не они причина смерти империи (варвары, напротив, по привычке верили в мощь Рима и поначалу даже пытались чеканить обесценившиеся римские монеты). Рим стал жертвой ресурсного проклятия, а ресурсом стали колонии, которым столица передоверила всю экономическую активность, вызвав торговый дисбаланс и глубокую инфляцию.


Китай, или Опиумное спокойствие

К XV веку Китай обгонял Европу в развитии на 200–300 лет: он имел преимущество в живой силе (только в Центральном Китае проживали 85 млн человек, а во всей Европе — около 60 млн), инновациях (порох, бумага, книгопечатание), уровне образования (грамотность среди граждан Поднебесной была распространена куда шире, чем среди европейцев). Однако спустя 100 лет именно европейцы возьмут контроль над океанами, а через 200 опередят Китай в области технологий — Китай же будет нищей окраиной мира, почти целиком зависящей от торговли опиумом. Как это вышло?

Китай в XV веке был устроен подобно Римской империи — центральная часть была окружена множеством провинций. Но в отличие от Рима эти провинции были обложены огромными налогами и потому не имели возможностей для развития и конкуренции. Инициатива в Китае XV века вообще не приветствуется: согласно конфуцианским канонам, каждый должен знать свое место и выше всего ценить стабильность. Она поддерживается огромной армией чиновников. Обширное население и высокая производительность не дают стране обнищать, но и ничего нового она в это время не создает. Внешней угрозы тоже не предвидится. В результате экономика медленно стагнирует, технологии ветшают, армия, защищающая обширные просторы страны, деградирует, не имея ни боевого опыта, ни нового оружия. А изоляция от внешнего мира не дает заметить отставание.

Продолжение — на Smart Reading
Зарегистрируйтесь на Smart Reading и получите доступ к этому и ещё 800 пересказам нонфикшен-книг. Все пересказы озвучены, их можно скачать и слушать фоном. Фрагмент озвучки:
Первые 7 дней доступа — бесплатно.

Понравился ли пересказ?

Ваши оценки помогают понять, какие пересказы написаны хорошо, а какие надо улучшить. Пожалуйста, оцените пересказ:

Электронная книга

Про­кля­тые эко­но­мики
Очень давно (по меркам человеческого века) я учился в московской школе. Математика и другие точные науки давались мне легко, но не трогали моей детской души. Русский язык и литература давались тяжело и вызывали искреннюю ненависть («Мовчан вечно пишет как курица лапой, и всегда-то у него свои идеи вместо правильных», – кричала Ирина Николаевна Сучкова, наш учитель русского и одновременно парторг школы)...

Читайте также