Фрикономика. Экономист-хулиган и журналист-сорвиголова исследуют скрытые причины всего на свете

англ. Steven Levitt. Freakonomics: A Rogue Economist Explores the Hidden Side of Everything · 2005
Краткое содержание книги
Читается за 23 минуты, оригинал — 8 ч

Что заставляет нас быть честными

Стимулы и обман

Экономика — это наука о человеческом поведении: почему нам выгодно поступать так и невыгодно эдак. Поведение же управляется стимулами:

  • экономи­ческими;
  • социальными;
  • моральными.

Скажем, правительство хочет стимулировать кампанию против курения. В этом случае оно может сделать сигареты дороже (экономический стимул), может запретить курить в кафе (социальный стимул), а может заявить, что за счет нелегальной торговли сигаретами финансируется «Аль-Каида» (моральный стимул).

Но не все так просто: часто одни стимулы подменяются другими. В одном из израильских детских садов действовало правило: забирать детей не позже 16.00. Но родители слишком часто опаздывали. Как с этим бороться? Штрафовать за опоздания (экономический стимул). Размер штрафа составил $ 3 за каждый случай опоздания.

Перестали ли родители опаздывать? Ничуть не бывало: они стали опаздывать еще чаще! Опаздывающие родители сочли $ 3 достаточной ценой за свое опоздание — своего рода индульгенцией. Израильские воспитатели подменили моральный стимул экономическим. Да еще и сравнительно безобидным, ведь штраф был невелик. Это послужило невольным сигналом для родителей: проблема не такая уж серьезная.

Одни люди придумывают стимулы: менеджеры, определяющие систему поощрений и наказаний в компании, родители, которые платят детям деньги за хорошие оценки… Другие люди стараются эти стимулы обойти. Обман — это базовый экономический акт: получить большее в обмен на меньшее. Чем весомее стимул, тем больше искушение найти обходные пути. Это хорошо знают американские учителя и… японские борцы сумо.

Тестирование учеников по итогам года — важнейшая процедура в американских школах. Плохие результаты грозят санкциями учителям, хорошие — поощряются премиями. Если плохие результаты показывает вся школа, государство может урезать ей бюджет.

Возникнет ли в такой ситуации у учителей искушение улучшить результаты? Еще какое! Расследование показало, что 5% ответов фальсифи­цируется ежегодно. Как, однако, был раскрыт обман? Ревизоры, создавая компьютерный алгоритм проверки работ, старались мыслить, как обманщик. Они понимали: в такой ситуации имеет смысл лишь крупный подлог. Учителя-обманщики выбрали такой путь: собрав у учеников листки с ответами, в течение часа (пока анкеты не будут переданы на сканирование) они стирали неверные ответы и заменяли их правильными. Глупо исправлять все неверные ответы, но можно определить для себя последо­ва­тельность из 7−10 вопросов, которые будут исправлены в ответах половины или двух третей учеников.

Так учителя и сделали. Однако алгоритм заметил странность: ученики, не ответившие на легкие вопросы, давали верные ответы на сложные. Кроме того, алгоритм выявил классы, которые по итогам года показывали неожиданно хорошие результаты, а потом скатывались к привычным плохим оценкам. При этом алгоритм позволил выявить и хороших учителей: у них ученики лучше отвечали на простые вопросы, и эти результаты сохранялись и в последующие годы.

А причем здесь борцы сумо? Они мечтают победить в соревнованиях, ведь это обещает огромные заработки и национальный почет. И они тоже хотят скрыть обман. Напомним правила этого спорта. В каждом турнире каждый борец участвует в 15 поединках. Если он всякий раз выигрывает восемь и больше поединков, его рейтинг растет. Если проигрывает большинство поединков, рейтинг падает. Восьмая победа — ключевая.

Может ли борец, выигравший восемь поединков, уступить борцу с семью победами? Так и происходит. Анализ сотен матчей показал, что борцы, стоявшие на грани поражения, выигрывали у борцов с восемью победами в 80% случаев (при предсказанной доле побед в 47%). Такой результат можно было бы списать на решительность борцов, но в последующих турнирах они выигрывали у тех же противников лишь в 40% случаев (существенно меньше прогноза побед в 47%). А в третьем поединке между теми же борцами процент побед был около 50%. Видимо, на этот поединок договор уже не распространялся.

Два бывших борца сумо выступили с обвинениями в фальсификации результатов матчей (по странному стечению обстоятельств вскоре после этого оба умерли в один и тот же день в одной больнице). Из 300 борцов в коррупции обвинялись 30, 11 признаны неподкупными, остальные были в нейтральном списке. И что же? Анализ матчей показал: в поединках между двумя коррумпи­ро­ванными борцами тот, кому грозило падение на дно рейтинга, побеждал в 80% случаев, а вот в поединках с неподкупным противником — не чаще, чем показывал прогноз. Впрочем, когда коррумпи­рованный борец боролся с борцом из нейтрального списка, результат тоже очень походил на договорной. Видимо, подкуплены были куда больше, чем 30 борцов.

Бублики и честные покупатели

Как часто мы способны идти на обман? И когда наиболее к нему склонны? Это знает Пол Фельдман, продавец бубликов.

Фельдман работал начальником исследо­ва­тельской группы ВМФ США, занимавшейся расчетом расходов на вооружение. У Фельдмана была традиция: поощряя сотрудников за хорошо сделанную работу, он приносил в офис бублики и масло. Потом решил оставлять рядом с угощением коробку для мелочи, на которой была написана рекомен­дованная цена за бублик. Всякий раз Фельдману удавалось собирать примерно 95% суммы. Недоплату он по доброте душевной списывал на рассеянность сотрудников (может, кто-то взял бублик и не заметил коробки?).

Оставив ВМФ, Фельдман решил попробовать себя в бизнесе. Он… продолжил продавать бублики разным компаниям по придуманной схеме. Утром он оставлял в офисах бублики и коробку, а вечером забирал выручку. Учет доходов и расходов велся по каждому офису. Если возврат денег составлял 95%, фирма считалась честной. Если ниже 80%, Фельдман переставал иметь с ней дело.

Бизнесмен заметил несколько любопытных особенностей:

  • Люди, которые не платили за бублики, тем не менее никогда не покушались на ящик с деньгами (видимо, кражу денег они считали очевидным преступлением, а кражу бублика — чем-то более безобидным).
  • В маленьких компаниях платили чаще, чем в больших (в коллективах, где все друг друга знают, сильнее чувство стыда — социальный стимул).
  • После 11 сентября 2001 года оплата бубликов выросла на 2% (перед лицом катастрофы люди стали ответственнее).
  • В рождественскую неделю оплата падала на 2% (как и в День благодарения, а еще в течение нескольких дней до и после 15 апреля — дня подачи налоговой декларации). Однако кражи не росли в те недели, на которые приходились День независимости, День труда и День Колумба. Эти праздники, предположил Фельдман, воспринимаются как нечто большее, чем просто выходной, вызывая в душах сотрудников высокие благородные чувства.
  • В хорошую погоду люди платили за бублики охотнее, чем в дождливые дни.

Еще Фельдман уверен, что сотрудники крадут меньше, когда им нравится их работа, а сотрудники, занимающие более высокие посты, обманывают чаще.

Итак, наша честность сильно зависит от обстоятельств, и это настораживает. Но не забудем, что бизнес Фельдмана не был убыточным: большинство сотрудников большинства компаний платили за бублики. На честность можно делать ставку.

Сила информации

Как вывести риелтора на чистую воду

Миром правит информация. Если вы знаете нечто важное, чего не знают другие, вы имеете преимущество — и за счет этого богатеете. Даже предположение о наличии или отсутствии информации существенно влияет на цену товара. Машина, которую вы решили продать на второй день после покупки в автосалоне, теряет до четверти цены, даже если с ней все в полном порядке. Потенциальные покупатели по умолчанию относятся к сделке подозрительно: раз машину продают так быстро, значит, есть какой-то дефект (скрытая информация).

У одних людей больше информации, чем у других — мы называем их экспертами. Это врачи, преподаватели, политические комментаторы, юристы, автомеханики, риелторы. Увы, часто они могут обращать свое знание во вред клиентам, а те и не подозревают об обмане.

Скажем, вы пришли на прием к кардиологу и тот рекомендует вам сделать ангиопластику. Откуда вам знать, что эта процедура почти не помогает предотвратить инфаркт? Зато у врача есть отличный экономический стимул: он в сговоре с терапевтом, который регулярно направляет ему новых пациентов.

Иногда экспертов можно вывести на чистую воду. Возьмем риелторов. Решив продать дом, вы, несомненно, обратитесь к одному из них: эти люди знают о состоянии рынка, лучших предложениях, тенденциях продаж, у них больше информации на руках. Однако это не значит, что они будут работать в вашу пользу. Известно ли вам, что свои собственные дома риелторы продают в среднем на 10 дней дольше и на 3% дороже, чем дома клиентов? Расчет прост: при продаже чужого дома ценой в $ 300 000 риелтор получает лишь 1,5% от стоимости — $ 4500. Неплохо… но что если ваш дом стоит дороже — $ 320 000? Вы станете богаче на $ 20 000, а вот ваш риелтор — всего лишь на $ 300. Имеет ли для него смысл затягивать процесс продажи, уговаривая покупателей, ради $ 300? Далеко не всегда. А если риелтор продает свой дом, на кону $ 20 000! Словом, ваш стимул и стимул риелтора не совпадают.

Правда, в дело вмешался интернет — он сократил информа­ционное неравенство. Покупатель или продавец дома в любой момент могут выйти в Сеть и изучить спрос и предложение. Это подтверждает динамика продаж на рынке американской недвижимости. Риелторы по-прежнему получают больше от продажи собственных домов, чем от продажи домов сторонних клиентов. Но в последние годы разрыв между двумя группами цен сократился почти на треть.

Как развалить ку-клукс-клан

Если ваше преимущество только во владении информацией, не разбаза­ривайте ее направо и налево. Это доказывает история ку-клукс-клана.

В 1946 году живший в штате Атланта 30-летний Стетсон Кеннеди внедрился в эту зловещую организацию с целью как можно больше ей навредить. Самым мощным ударом стала передача информации не в полицию, а на радио, причем в редакцию детской телепередачи. Шоу «Приключения Супермена» слушали миллионы детей по всей стране. Герой на протяжении многих лет сражался с Гитлером, Муссолини и прочими злодеями, а теперь Кеннеди предложил создателям новый сюжет. Он сообщил им все кодовые слова ку-клукс-клановцев, объяснил их иерархию и смысл ролей.

Продолжение — на Smart Reading
Зарегистрируйтесь на Smart Reading и получите доступ к этому и ещё 600 пересказам нонфикшен-книг. Все пересказы озвучены, их можно скачать и слушать фоном. Первые 7 дней доступа — бесплатно.

Понравился ли пересказ?

Ваши оценки помогают понять, какие пересказы написаны хорошо, а какие надо улучшить. Пожалуйста, оцените пересказ:

Электронная книга

Обложка книги
Фрико­но­мика: Эконо­мист-хулиган и журна­лист-сорви­го­лова иссле­дуют скрытые причины всего на свете
Летом 2003 года журнал The New York Times поручил журналисту и писателю Стивену Дабнеру рассказать о Стивене Левитте, знаменитом молодом экономисте из Чикагского университета. Дабнер, который работал в то время над книгой о психологии денежных отношений, провел множество интервью с экономистами и обнаружил, что их английский настолько странен, что напоминает четвертый или пятый из изученных ими иностранных языков...

Читайте также