Яндекс.Книга

2014
Краткое содержание книги
Читается за 30 минут, оригинал — 10 ч

О русской истории успеха, айтишниках и человеческих отношениях

«Яндекс. Книга» — это русская история успеха с флером лихих 90-х и ностальгии по СССР. Она полна событий и биографий, которые позволяют взглянуть на прошлое под другим углом. Прямо на глазах уже давно привычный для нас «Яндекс» превращается в нечто уникальное, одушевленное и очень симпатичное.

Повествование автора не ограничивается историей «Яндекса». Интервью с создателями таких компаний, как ABBYY, Parallels, Rambler, Almaz Capital, Runet Holding, RadiusGroup, GridGain Systems, раскроют интереснейшие факты о российской IT-индустрии, основные сегменты которой освоены нашими соотече­ственниками и не завоеваны мировыми гигантами до сих пор.

Книга не только о прошлом, но и о будущем российского высокотех­но­ло­гичного бизнеса, о его высоком потенциале.

Часть 1. 1964—1986

Начало

Трудно сказать, когда именно началась история самой популярной поисковой системы Рунета: в 1997-м, когда появился адрес www.‌yand­ex.ru, или в 1993-м, когда родилось название первой в мире поисковой машины с русской морфологией. А может быть, и в 1977-м, когда Аркаша Волож и Илюша Сегалович, будущие основатели «Яндекса», оказались за одной партой в Республи­канской физматшколе Алма-Аты.

Семьи Воложей и Сегаловичей, типичные представители советской научной интеллигенции, подружились в поселке Казахстанского филиала Всесоюзного института разведочной геофизики. Отцы будущих школьных друзей искали нефть и газ с помощью математических методов, мама Сегаловича работала в вычисли­тельном центре. Вот тогда мальчики и познакомились с советскими компьютерами «Минск-22», «Минск-32» и БЭСМ. Дети пошли по стопам родителей. В 1981-м Аркадий Волож начал изучение автоматики и вычисли­тельной техники в Институте нефти и газа им. И. М. Губкина, а Илья Сегалович — в Московском геолого­раз­ведочном институте (МГРИ).

Часть 2. 1986—1991

Наука или бизнес

Поступив в аспирантуру, Аркадий Волож занялся изучением возможностей, которые может дать обработка больших объемов данных. Он даже получил доступ к ЕС-1022, одной из лучших ЭВМ СССР.

Но очень скоро Волож оказался соучредителем кооператива «Магистр» с 2% доли. Диссертацию он так и не защитил, но стремление к наукоемкому бизнесу осталось навсегда. Кооператив поначалу зарабатывал на тыквенных семечках, которые собирали на Кубани, жарили в Австрии, продавали в арабских странах, а на вырученные деньги закупали компьютеры и создавали автомати­зи­рованные рабочие места (АРМ).

Сегалович тогда о бизнесе и не помышлял. Он полностью посвятил себя програм­ми­рованию и писал сложные геофизические информа­ционные системы во Всесоюзном институте минерального сырья.

О пользе изучения иностранных языков

Бизнес требовал знания английского языка, и Аркадий познакомился с Робби Стабблбайном и Джонни Бойнтоном. Они тоже когда-то сидели за одной партой и приехали в Москву изучать русский. Довольно скоро репетиторство переросло в организацию поставок американских компьютеров от RadioShack. Так, за двумя школьными партами — одна в Алма-Ате, другая в Бостоне — родилась компания CompTek International, на базе которой и вырос будущий «Яндекс».

Они очень не хотели ограничивать бизнес продажами и пробовали разное, но обязательно что-то высокотех­но­логичное. Интернет того времени отличался от нынешнего, «как берестяная грамота от Facebook», и, разумеется, коммерческий потенциал поисковых систем предвидеть не мог никто. Поэтому молодые предпри­ниматели далеко не сразу поняли, что попали в точку, когда стали разрабатывать идею объединения поиска с морфологией.

Часть 3. 1991—1997

«Аркадия»

Вместе с тезкой Борковским — нынешним руководителем Yandex. Labs в Калифорнии — Волож создал при CompTek маленькую програм­мистскую фирму «Аркадия», которая стала полигоном для испытаний поисковой машины. Но в 1990-м Борковский уехал на ПМЖ в США.

Это была первая волна утечки советских умов на запад. Трудно сказать, что эти люди думают об эмиграции сейчас, как выразился Борковский: «В американской культуре не принято предаваться сожалениям». Но Илья Сегалович уверен, что те, кто выбрал тогда путь наемного работника в Кремниевой долине, сильно проиграли.

Илья пришел на место Борковского и фундаментально занялся компьютерной лингвистикой и машинным обучением.

Близкие по духу

Работа в маленьком офисе «Аркадии», на Ленинском, 37а, больше походила на творческую тусовку. На зарплате сидели пять человек, а поток родственных душ достигал иногда до двадцати в день. Именно здесь выросли основатели издательских домов «Компьютерра», Computer World, «Открытые системы», «Мир ПК».

Крушение империи

Первый продукт «Аркадии» — поисковик по Междуна­родному классификатору изобретений (МКИ) — пользовался большой популярностью у многих НИИ позднего СССР. Но чем активнее «Аркадия» налаживала каналы сбыта по всей советской империи, тем очевиднее становился упадок последней. Когда в 1991-м Советский Союз распался, бизнес стал стремительно сворачиваться. Начался долгий и тяжелый период бартерной экономики. Аркадию Воложу тогда очень помогли инвестиции венчурного фонда Cole Management. Благодаря этому CompTek стала основным дистрибьютором Cisco, а «Аркадия» выжила в сложнейший период постсоветской трансформации.

При чем тут Библия

Волож очень удивил руководство Института проблем передачи информации РАН, когда предложил купить у них электронные копии словарей русского языка, орфогра­фи­ческого и граммати­ческого. В те времена за интеллек­туальную собственность в стране не платил никто.

С помощью словарей Сегалович создал уникальный алгоритм морфоло­ги­ческого распознавания слов. На его основе был разработан поисковый индекс для Библии как для самого популярного текста в мире. Потом индексировали собрания сочинений Пушкина и Грибоедова.

Грамматический словарь академика А. А. Зализняка (его еще называют обратным из-за инверсионного расположения слов) лег в основу большинства современных компьютерных программ, работающих с русской морфологией.

Кто сказал Яndex

Сегалович создал еще один уникальный алгоритм — механизм генерации гипотез. Благодаря ему поисковая машина «Аркадии» стала еще умнее. Она начала усваивать новые слова, научилась учиться. Пришло время дать ей имя.

Думали несколько недель. Илья экспери­мен­тировал со словами search и index. Можно сказать, что оборот Yet Another Indexer стал именем-отчеством «Яндекса». Волож добавил последний штрих. Чтобы подчеркнуть русское происхождение поисковика, он предложил в слове Yandex поставить первой русскую букву «Я».

Последствия «демонстрашки»

Рунет конца 90-х годов весил всего лишь 5−7 гигабайт, и интернет-поиск был не актуален. Поэтому первой была создана программа поиска по сайтам — Яndex.Site.

Чтобы продемон­стрировать ее возможности, молодые предпри­ниматели открыли в интернете страничку Yandex.ru. Тогда никто из них не ожидал, что уже через несколько месяцев «Яндекс» станет признанным национальным поисковиком, а их бизнес — делом всей их жизни.

Часть 4. 1997—2001

Поисковые системы сделали интернет интернетом

Это были времена, когда мир увидел в интернете потенциал. Кондитерская «Делифранс» в фойе Концертного зала имени П. И. Чайковского превратилась в неформальную «ярмарку стартапов» Рунета. Цены ниже $ 1 млн не рассматривали. Заграничные инвесторы открыли настоящую охоту на сайты-поисковики.

Именно в это время Волож покинул CompTek, чтобы полностью посвятить себя «Яндексу». Их первым инвести­ционным партнером стал Юрий Мильнер, глава фонда New Trinity Investments. С его подачи начали заниматься копированием популярных американских сайтов, сделали Molotok.ru и Narod.ru. Но дальше сотрудничество не пошло. Мильнер был охотником, а Волож не любил рисковать ради быстрых денег.

Как работать с инвесторами

Мудрый подход Воложа к выбору инвесторов уберег и CompTek, и «Яндекс» от ошибки, которую в те времена совершили практически все конкуренты: «Рамблер», поисковик Aport, Mail.ru, портал InfoArt. Принципы Аркадия Воложа были очень просты:

  • продаем только миноритарный (не контрольный) пакет акций;
  • берем ровно столько, сколько нужно на развитие;
  • ищем не только делового партнера, но и единомыш­ленника.

В апреле 2000 года фонд Baring Vostok Capital Partners оценил «Яндекс» в $ 15 млн и заплатил им треть за миноритарный пакет. И как потом выяснилось, осторожность Аркадия была здравым смыслом высшего порядка. Команда «Яндекса» приобрела большое преимущество перед другими стартапами русского интернета, отстояв и контрольный пакет, и свое видение бизнеса.

Три ошибки, которые сделали почти все

Владельцы других интернет-проектов восприняли приход больших денег в отрасль не как начало истории успеха, а как ее счастливый финал. Молодые предпри­ниматели, которые еще вчера были простыми советскими учеными, не понимали, что такое амбициозные инвесторы, и совершили роковые ошибки.

  1. Продали контрольные пакеты за большие деньги, но утратили возможность принимать решения и управлять бизнесом.
  2. Поставили в приоритет суммы, а не качества людей, которые их вкладывают. В результате получили некомпе­тентных парт­неров с невразу­ми­тельными намерениями.
  3. Третья ошибка была совершена самими инвесторами. Они с самого начала отнеслись к проектам как к финансовым инструментам. О качестве продукта не думал никто.

В результате в компаниях начались хаос и стагнация. Новые «стратегии» придумывались новыми владельцами чуть ли не по два раза в месяц, что окончательно деморализовало основателей и их команды. В результате эти стартапы полностью утратили логику развития.

Часть 5. 2001—2003

Чужие здесь не ходят

Кадровая политика «Яндекса» была простая: главное, чтобы компания стала для ребят вторым домом. Поначалу шли потоком друзья, их знакомые и знакомые их знакомых. Потом принимали тех, кто явно демонстрировал творческий подход и кратчайший путь решения проблем. Взять на серьезную должность человека без опыта считалось нормальным, «хороший человек» — это тоже компетенция.

В компании всегда были заинтересованы в том, чтобы люди могли реализовать свои таланты. Переговорные, кофе-пойнты, места для досуга создавались специально. И эти «ловушки креативной энергии» сделали свое дело. Позже «Яндекс» прославится своей уникальной корпоративной культурой, где максимальная степень творческой свободы внутри сочетается с большой осторожностью в отношениях за ее пределами.

О трудностях коммерци­а­лизации

В 2001 году компания запланировала получить первый $ 1 млн выручки. Для этого решили усовершен­ствовать алгоритм поиска, создать новые сервисы и научиться, наконец, зарабатывать. Но чем успешнее шло дело по созданию новых сервисов («Маркет», «Почта», «Новости», «Деньги»), тем упорнее это «счастье пользователя» не хотело монетизи­роваться. Они уже обогнали «Рамблер», сделали лучший поисковик в России, но никак не могли понять, как на этом можно заработать.

Давайте будем продавать слова!

Гениальная идея пришла в голову Сегаловича, на тот момент уже директора по технологиям и разработкам. Он предложил продавать не рекламу, а слова. Так родился «Яндекс. Директ» — будущий безотказный инструмент монетизации поискового бизнеса.

Механизм был придуман Overture Services, но это не значит, что «кто-то у кого-то что-то украл». Заимствование в новых отраслях традиционно является главным инструментом развития. «Яндекс» просто оптимизировал механизм, совместив продажу слов с поиском.

«Яндекс. Директ» был запущен в 2001 году, Google и Begun стали использовать этот механизм на год позже. За это время «Директ» ушел в отрыв, который конкуренты не могут преодолеть до сих пор.

В 2002 году «Яндекс» первым из российских интернет-компаний вышел на самооку­паемость. Чтобы усилить эффект, рекламо­дателям предложили давать объявления бесплатно и платить только за клик на размещенное объявление. Однако оказалось, что разъяснить пользователю его выгоду не так просто. Тогда даже не все понимали, что такое интернет.

Сделал сам

Чтобы донести до потенциальных клиентов смысл контекстной рекламы, Волож лично занялся холодным обзвоном. За Аркадием всегда признавали одно замечательное качество: он постоянно растет, причем всегда чуть быстрее, чем его компания. У недельного эксперимента были два серьезных последствия. Аркадий сам понял, как строить разговор с клиентами, чего они не понимают и как им это объяснять. Поступок шефа имел большой воспита­тельный эффект для всего коллектива «Яндекса».

Уже через два месяца предложение «платить только за клик» привлекло сотни тысяч мелких фирм, на которые серьезный рекламный бизнес вообще не обращал внимания. А через год динамика роста пошла ошеломи­тельными темпами: $ 35,6 млн, $ 72 млн, $ 167 млн. В 2008 году доля рекламы, идущей через «Директ», достигла $ 300 млн, что составило 85% от общего объема доходов.

Часть 6. 2003—2008

Вежливо отказать

Вместе с успехом и ростом числа пользователей возобновились попытки купить «Яндекс». Сначала была Yahoo. На тот момент она уже перестала быть знаковой, и было понятно, что «Яндекс» ей нужен больше, чем она «Яндексу». Ее владельцам вежливо отказали.

Продолжение — на Smart Reading
Зарегистрируйтесь на Smart Reading и получите доступ к этому и ещё 500 пересказам нонфикшен-книг. Все пересказы озвучены, их можно скачать и слушать фоном. Пример озвучки:
Первые 7 дней доступа — бесплатно.

Понравился ли пересказ?

Ваши оценки помогают понять, какие пересказы написаны хорошо, а какие надо улучшить. Пожалуйста, оцените пересказ:

Электронная книга

Обложка книги
Яндекс.Книга
«Behind every great fortune there is a crime». Это Оноре де Бальзак. Эпиграф к роману писателя Марио Пьюзо, а затем и фильму Фрэнсиса Копполы «Крестный отец». «Яндекс. Книга» очень похожа на «Крестного отца». Вот только эпиграф больше не актуален. Нет, здесь никто никого не убивает, не предает, не кончает жизнь самоубийством, герои не бьют друг другу морду, не уводят друг у друга девушек, не пьют, ...

Читайте также