(Не)совершенная случайность. Как случай управляет нашей жизнью

англ. Leonard Mlodinow. The Drunkard's Walk: How Randomness Rules Our Lives · 2008
Краткое содержание книги
Читается за 24 минуты, оригинал — 8 ч

Введение

Каждому из нас хоть раз казалось, что сверхъесте­ственные силы подсказали решение какой-то проблемы. Такой случай был и в жизни испанца, который в 1977 году выиграл джекпот в национальную лотерею. Номер его билета заканчивался цифрой 48. «Мне 7 ночей подряд снилась цифра 7. А 7 умножить на 7 будет 48», — сказал он в интервью.

Человек, который хоть немного помнит таблицу умножения, сразу же саркастично хмыкнет и скажет, что 7 умножить на 7 будет 49. Но счастливчика-испанца сложно судить: у каждого из нас формируется собственное видение мира, через которое мы пропускаем все наши ощущения. И иногда ошибки, которые мы допускаем, не менее важны, чем успехи. Как и в этом случае.

Стоит сказать, что ученые давно поняли — от интуиции толку мало. Особенно когда миром правит неопреде­ленность. Еще в начале XX века исследователи заметили, что люди не могут выстроить последо­ва­тельность чисел, которая удовлетворяла бы критериям случайности. Иными словами, если вас попросить назвать десять случайных чисел, они все равно не будут таковыми.

Не одно исследование показало, что, если в ситуации замешана случайность, мыслительный процесс человека даст осечку. Теория вероятности, несмотря на свою значимость, так и не вышла за круги научных деятелей, она практически неизвестна обычному человеку. Физик Леонард Млодинов попытался исправить эту несправед­ливость своей книгой.

Человеческая интуиция не признает случайностей. Для каждого события мозг ищет определенную причину, и ему сложно учитывать случайные или несоотносимые факторы. Главная цель Млодинова — посредством своей книги дать возможность каждому человеку осознать, что успех или неудача порой оказываются не результатом выдающихся способностей или их отсутствия, но и случайных обстоятельств.

Заблуждения об исключи­тельной значимости отдельных людей — еще одна проблема, вызванная недостаточным знанием случайности. В мире спорта, например, существует убеждение, что победа или поражение команды по большей части зависит от профессио­нальных качеств тренера. То есть, если команда выиграла несколько матчей подряд, тренер становится чуть ли не гением. И наоборот, если команда на проигрышной прямой, тренера часто увольняют.

Однако результаты недавних исследований показывают, что увольнения тренеров влияют на характер игры незначительно. Если команда долго проигрывала, скорее всего, она и продолжит это делать под руководством нового тренера. То же самое и в мире крупных корпораций. Складывается ощущение, что генеральный директор успешной корпорации способен свернуть горы и компания достигла всего только благодаря ему. Что на самом деле не совсем так. Книга Леонарда Млодинова поможет понять, когда случайность становится главным критерием в повседневной жизни.

1. Как случай влияет на нашу жизнь

Отец Леонарда Млодинова жил во время Второй мировой войны. Несколько лет он прожил в концентра­ционном лагере Бухенвальд. В книге Млодинов говорит, что отец не вспоминает это время, но изредка рассказывает истории.

Заключенных в лагере практически не кормили. В один из дней отец Леонарда украл буханку хлеба из пекарни. Пропажу заметили, всех заключенных построили в шеренгу и сказали, что будут расстреливать одного за другим, пока кто-то не признается в преступлении. Отец Млодинова шагнул вперед, спасая остальных. Рассказывая эту историю, он не старался выставить себя героем — его бы расстреляли в любом случае.

Удивительно, но пекарь попросил оставить отца в живых. Даже больше — он сделал его своим помощником в пекарне. В условиях лагерного голода это было очень хорошее место. Рассказывая эту историю, отец Млодинова говорил: «Это была случайность, не больше. Она не имела к тебе никакого отношения, но если бы все повернулось иначе, ты бы никогда не родился на свет».

В 2002 году лауреатом Нобелевской премии по экономике стал ученый Даниел Канеман. В отличие от других номинантов на премию, он даже не был экономистом. Канеман — психолог. Несколько десятков лет он изучал теорию случайности и заблуждения, с ней связанные. Его огромная исследо­ва­тельская работа перевернула взгляды на то, как случай влияет на повседневную жизнь.

Все началось еще в 1960-х годах, когда Канеман согласился прочитать инструкторам израильских ВВС лекцию о том, как модификация поведения влияет на обучение полетам. Суть лекции психолога сводилась к тому, что наказывать за ошибки нет смысла, а вот поощрять — есть. Один из инструкторов, слушавших лекцию, не согласился с мыслью Канемана.

«Частенько я расхваливал пилотов за идеально выполненные маневры, и что вы думаете? В следующий раз у них выходило гораздо хуже. На тех, кто выполнял маневры плохо, я кричал. На следующий день у них получалось гораздо лучше. Так что не надо рассказывать мне сказки о том, будто поощрение способствует повышению качества работы, а наказание — нет. По своему опыту знаю, что это не так», — сказал инструктор.

Многие из тех, кто сидел в кабинете, согласились с мыслью инструктора. И это дало Канеману толчок к исследованиям, которые заняли у него более 40 лет.

Канеман стал рассуждать. В словах инструктора была логика, однако по своим наблюдениям он знал, что поощрением можно добиться большего, чем наказанием. Спустя время к нему пришел ответ этой дилеммы. В математике есть термин, который называется «регрессия к среднему». Его суть состоит в том, что в ряде случайных событий всегда есть событие неординарное — то, которое выходит за рамки стандартных.

К пилотам этот механизм прикладывался идеально. Каждый пилот умеет управлять самолетом. Кто-то больше, кто-то меньше. Для того чтобы стать лучше, нужно посвятить большое количество часов тренировкам. Таким образом, мастерство пилота растет, но в краткосрочной перспективе — практически не меняется. Поэтому любой слишком хороший или слишком плохой полет зависит от везения. Если плохой пилот идеально посадил самолет и вышел за рамки своего текущего уровня, то его следующий полет наверняка пройдет на более среднем уровне. Что после этого сделает инструктор? Разумеется, он похвалит пилота за отличный полет. И когда следующий полет не оправдает его ожиданий, он решит, что причина неудачи заключается в похвале.

Теперь рассмотрим другую ситуацию. Отличный пилот, который отлетал сотни, а то и тысячи часов, совершает ошибку. Он плохо выполняет маневр, приземляется и выслушивает гневный комментарий от своего инструктора. В следующий раз, вне зависимости от слов инструктора, он совершит полет, который гораздо ближе к его уровню. Инструктор же, в свою очередь, подумает, что причина этого в том, что он на него наорал.

Инструкторы, пришедшие на лекцию Канемана, были уверены, что если на пилота хорошенько наорать, это пойдет ему на пользу. На самом же деле подобная практика никак не сказывается на уровне подготовки пилота.

После этого случая Канеман задумался. Если интуиция подводит инструкторов, то наверняка то же самое случается и в других сферах — медицине, бизнесе, спорте, военном деле или повседневной жизни. Следующие 40 лет Канеман и его коллега Амос Тверской проделали титаническую работу, доказывая, что интуиция чаще всего бесполезна, а случайность занимает важную часть нашей жизни.

В 1950-х годах крупное американское издательство отклонило книгу, мотивировав свое решение тем, что она слишком скучна. «Однообразное повествование о перепалках в типичном семействе. Даже если бы эта тема (Вторая мировая война) еще была актуальна, книга вряд ли имела бы успех», — ответили в издательстве. Спустя годы эта книга — «Дневник Анны Франк» — была распродана тиражом 30 млн экземпляров.

Такие же отказы получали и Джордж Оруэлл, и Сильвия Плат, и Тони Хиллерман. Оруэллу, к примеру, сказали, что рассказы о животных не будут пользоваться спросом в Америке. И это они написали в ответ на рукопись «Скотного двора», которая впоследствии получила 25 тиражей.

Вот почему бизнес-книги и статьи пестрят одним и тем же советом: «Не сдавайтесь». Между успешным романом и никому не нужной рукописью может быть небольшой промежуток времени и потраченных усилий. Но могут быть и отказы десятков издательств. То же самое касается и успешного бизнеса, продукта или фильма. По мнению Млодинова, нельзя сказать, что способности ничего не значат — они значительно повышают шансы на успех. Однако дорога к успеху не такая прямая, как хотелось бы думать.

Для человека случайные события часто выглядят как неслучайные. По сути, мы не так уж далеко ушли от наших предков, которые не верили в случайности и каждое событие отождествляли с высшей силой.

«Когда мы рассматриваем невероятный успех, будь то в спорте или где еще, необходимо помнить о следующем: необычные события могут происходить без необычных тому причин», — говорит Млодинов.

2. Вероятности Кардано

Практически каждый американец, особенно старшего поколения, знает имя Мэрилин вос Савант. Уже несколько десятков лет в «Книге рекордов Гиннесса» она значится как один из самых умных людей на планете. Ее коэффициент интеллекта равен 228 пунктам. С 1986 года она ведет рубрику «Спросите Мэрилин» в журнале «Парад».

Популярность рубрики взлетела до невероятных высот в 1990 году, когда Мэрилин прислали следующую задачу.

Продолжение — на Smart Reading
Зарегистрируйтесь на Smart Reading и получите доступ к этому и ещё 500 пересказам нонфикшен-книг. Все пересказы озвучены, их можно скачать и слушать фоном. Первые 7 дней доступа — бесплатно.

Понравился ли пересказ?

Ваши оценки помогают понять, какие пересказы написаны хорошо, а какие надо улучшить. Пожалуйста, оцените пересказ:

Аудиокнига

The Drunkard's Walk: How Randomness Rules Our Lives
Аудиокнига на англ. языке. 9 ч 21 мин. Читает Sean Pratt.
Бесплатный отрывок:
Слушать по подписке
Первые 14 дней бесплатно,
затем 549 ₽ в месяц, Storytel
Sean Pratt
9 ч 21 мин

Электронная книга

Обложка книги
(Не)совер­шенная случай­ность. Как случай управ­ляет нашей жизнью
Несколько лет назад один испанец выиграл в национальную лотерею; номер его билета заканчивался цифрой 48. Гордясь своим «достижением», испанец поведал о том, как ему удалось так разбогатеть. «Семь ночей подряд мне снилась семерка, – сказал он, – а семью семь и есть сорок восемь»[1]. Те, кто лучше помнит таблицу умножения, наверняка хмыкнут: испанец-то ошибся, но у всех нас формируется собственное  ...

Читайте также