Каждый за себя, а проигравших — к черту . История финансовых спекуляций

англ. John Edward Horner Chancellor. Devil Take the Hindmost: A History of Financial Speculation · 1999
Краткое содержание книги
Читается за 40 минут

Эдвард Чанселор, историк, успешный инвестбанкир и журналист, создал настоящую энциклопедию финансовых взлетов и падений, начиная с XVI века. Скрупулезно описывая игроков финансовых рынков и прослеживая зарождение, расцвет и крушение финансовых махинаций, оставивших наиболее глубокий след в истории, Чанселор погружает читателя в многослойный и многогранный механизм финансовых спекуляций.

Автор обращает наше внимание на двойственную сущность финансовых спекуляций. С одной стороны, они стимулируют поступательное развитие экономики, насыщают рынки ликвидностью, увеличивают обороты и доходность. С другой — спекулянты ассоциируются с хаосом, непредсказуемостью, мошенничеством, злоупотреблениями и коррупцией.

Анализируя особенности финансовых «пузырей» в разные периоды истории, Чанселор обнаруживает удивительные параллели между ними, свидетельствующие о том, что с течением веков меняются только названия финансовых инструментов, являющихся объектом спекуляций, и профессиональный жаргон, в то время как их экономическая сущность и значение «человеческого фактора» остаются неизменными с XVI века.

Обработав огромный объем информации с именами, датами и цифрами, Чанселор подробно описывает, как финансовые спекулянты используют связи с политиками, членами правительств, руководителями крупных компаний для того, чтобы максимально эффективно манипулировать ценами на финансовом рынке и обеспечивать рост богатства «сильных мира сего» в ущерб всем остальным.

Книга Чанселора восхищает подробностью изложения фактических данных и будет интересна как финансистам, так и историкам финансовых рынков.

Спекуляция — добро это или зло?

Многие экономисты и политики считают, что спекулянт — фигура паразитическая, движущей силой которой является жадность и страх. Спекулянты создают финансовые кризисы и процветают за их счет. Другие экономисты убеждены, что спекулянты абсолютно необходимы для нормального функционирования финансовых рынков, и если их «запретить», то капитализм потеряет свою жизнеспособность.

Экономисты отличают спекуляции от инвестирования. Спекуляция определяется как попытка получить быструю выгоду от изменения рыночной цены, как отказ от текущего дохода ради будущего прироста капитала. Первоочередной целью инвестирования является сохранение основного капитала, целью спекуляции — рост состояния. Спекулянты пытаются превратить немного денег — в богатство, в то время как инвесторы стараются сохранить имеющееся богатство. Так же непросто проложить черту между понятием спекуляции и азартной игрой.

Согласно современной экономической теории, цена на акции отражает ее внутреннюю ценность, а спекулянты — рациональные участники рынка, оптимизирующие свое благосостояние. В мире рациональных рынков нет места животным инстинктам, психологии толпы, страху и алчности. Автор, однако, уверен, что финансовые спекуляции можно понять только в социальном контексте. Очень важно, по мнению автора, разобраться в отношении политиков к спекуляции, поскольку законы, регулирующие финансовые рынки, принимаются и приводятся в исполнение правительствами.

Механизм бума и краха

Автор привлекает внимание к обобщениям Чарльза Киндлберга, автора книги «Мания, паника и крах», применимым ко всем спекулятивным кризисам. Спекулятивный интерес возникает либо с появлением нового объекта для инвестирования, либо с повышением доходности уже имеющихся объектов. Позитивная ответная реакция рынка на рост цен на акции привлекает неопытных инвесторов, постепенно развивается эйфория, сигнализирующая об ослаблении рациональности инвесторов. Спекуляция распространяется на разнообразные активы, новые компании выпускают свои акции на рынок, инвесторы максимизируют свои доходы, прибегая к деривативам и займам акций, размер заемных средств становится чрезмерным, случаи мошенничества растут, состояние финансов ухудшается, и экономика оказывается на грани кризиса.

Чанселор, однако, отмечает, что для понимания спекулятивных маний недостаточно исследовать только экономические параметры. Например, бум, наблюдавшийся на американском рынке акций в начале XX века, был не только финансовым явлением, но и социальным и психологическим феноменом. Он также отмечает важность политической составляющей любой спекулятивной мании. Под этим Чанселор понимает пассивную позицию государства, то есть отсутствие надлежащего регулирования рынка акций, и продажность политиков, которые ставят личную выгоду выше общественных интересов.

Наиболее ярким примером данной особенности спекулятивных взлетов служит японский экономический «пузырь» 1980-х годов.

Финансовый журналист Джеймс Грант отмечает, что если развитие науки и инженерных знаний происходит кумулятивным путем, то финансы отличаются цикличностью. Поэтому, заключает Чанселор, все грандиозные финансовые спекуляции похожи между собой, и события XVII века кажутся нам близкими и понятными.

Ничто не ново под луной

История спекуляций начинается в Римской республике II века до н.э. Уже тогда на форуме продавались и покупались за наличные и в кредит акции, облигации, дома и магазины, корабли и склады, рабы и скот. В средневековой Европе преобладали товарообменные операции. Жажда наживы считалась грехом. Фома Аквинский объявил незаконным и аморальным «продавать вещь дороже или покупать ее дешевле, чем ее истинная стоимость». Однако уже в Венеции, Генуе, Флоренции XIV века выпускались и торговались правительственные ценные бумаги и займы, и спекулятивные операции считались нормой. Тогда же были предприняты попытки запретить распространение слухов, направленных на падение цены государственных бумаг, и инсайдеровскую торговлю.

В XVII веке финансовой столицей мира стал Амстердам. Голландское правительство привлекало финансирование путем выпуска облигаций и лотерей. На Амстердамской бирже торговались самые разнообразные финансовые инструменты — акции, облигации, товары, морские страховые полисы, фьючерсы на зерно, специи, сахар, шелк и опционы на акции. Фьючерсы и опционы на современном языке называются деривативами. Деривативы и займы ценных бумаг позволяют спекулянтам извлекать большую прибыль даже из небольшого увеличения в цене финансового инструмента, лежащего в основе дериватива. На Амстердамской бирже XVII века противостояние между «быками» и «медведями» ничем не отличалось от сегодняшнего.

Продолжение — на Smart Reading
Зарегистрируйтесь на Smart Reading и получите доступ к этому и ещё 800 пересказам нонфикшен-книг. Все пересказы озвучены, их можно скачать и слушать фоном. Фрагмент озвучки:
Первые 7 дней доступа — бесплатно.

Понравился ли пересказ?

Ваши оценки помогают понять, какие пересказы написаны хорошо, а какие надо улучшить. Пожалуйста, оцените пересказ:

Читайте также