Рисунок А. Лаптева, 1971. Бумага, акварель

Николай Алексеевич Некрасов
Н. А. Некрасов
1821−1878

Кому на Руси жить хорошо

1877
Краткое содержание поэмы
Читается за 10–15 мин
Оригинал — за 170−180 мин

Однажды на стол­бовой дороге сходятся семь мужиков — недавних крепостных, а ныне времен­но­обя­занных «из смежных дере­вень — Запла­това, Дыря­вина, Разу­това, Зноби­шина, Горе­лова, Неелова, Неуро­жайка тож». Вместо того чтобы идти своей дорогой, мужики зате­вают спор о том, кому на Руси живётся весело и воль­готно. Каждый из них по-своему судит о том, кто главный счаст­ливец на Руси: помещик, чиновник, поп, купец, вель­можный боярин, министр госу­дарев или царь.

За спором они не заме­чают, что дали крюк в трид­цать вёрст. Увидев, что домой возвра­щаться поздно, мужики разводят костёр и за водкой продол­жают спор — который, разу­ме­ется, мало-помалу пере­рас­тает в драку. Но и драка не помо­гает разре­шить волну­ющий мужиков вопрос.

Решение нахо­дится неожи­данно: один из мужиков, Пахом, ловит птенца пеночки, и ради того, чтобы осво­бо­дить птен­чика, пеночка расска­зы­вает мужикам, где можно найти скатерть само­браную. Теперь мужики обес­пе­чены хлебушком, водкой, огур­чи­ками, кваском, чаем — словом, всем, что необ­хо­димо им для даль­него путе­ше­ствия. Да к тому же скатерть само­браная будет чинить и стирать их одежду! Получив все эти блага, мужики дают зарок дознаться, «кому живётся весело, воль­готно на Руси».

Первым возможным «счаст­ливцем», встре­тив­шимся им по дороге, оказы­ва­ется поп. (Не у встречных же солда­тиков и нищих было спра­ши­вать о счастье!) Но ответ попа на вопрос о том, сладка ли его жизнь, разо­ча­ро­вы­вает мужиков. Они согла­ша­ются с попом в том, что счастье — в покое, богат­стве и чести. Но ни одним из этих благ поп не обла­дает. В сенокос, в жнитво, в глухую осеннюю ночь, в лютый мороз он должен идти туда, где есть болящие, умира­ющие и рожда­ю­щиеся. И всякий раз душа у него болит при виде надгробных рыданий и сирот­ской печали — так, что рука не подни­ма­ется взять медные пятаки — жалкое возда­яние за требу. Поме­щики же, которые прежде жили в родовых усадьбах и здесь венча­лись, крестили детушек, отпе­вали покой­ников, — теперь рассеяны не только по Руси, но и по дальней чуже­зем­щине; на их возда­яние наде­яться не прихо­дится. Ну а о том, каков попу почёт, мужики знают и сами: им неловко стано­вится, когда поп пеняет за непри­стойные песни и оскорб­ления в адрес священ­ников.

Поняв, что русский поп не отно­сится к числу счаст­ливцев, мужики отправ­ля­ются на празд­ничную ярмарку в торговое село Кузь­мин­ское, чтобы там расспро­сить народ о счастье. В богатом и грязном селе есть две церкви, наглухо зако­ло­ченный дом с надписью «училище», фельд­шер­ская изба, грязная гости­ница. Но больше всего в селе питейных заве­дений, в каждом из которых едва успе­вают управ­ляться с жажду­щими. Старик Вавила не может купить внучке козловые башмачки, потому что пропился до грошика. Хорошо, что Павлуша Вере­тен­ников, люби­тель русских песен, кото­рого все почему-то зовут «барином», поку­пает для него заветный гостинец.

Мужики-стран­ники смотрят бала­ган­ного Петрушку, наблю­дают, как офени наби­рают книжный товар — но отнюдь не Белин­ского и Гоголя, а порт­реты никому не ведомых толстых гене­ралов и произ­ве­дения о «милорде глупом». Видят они и то, как закан­чи­ва­ется бойкий торговый день: повальным пьян­ством, драками по дороге домой. Впрочем, мужики возму­ща­ются попыткой Павлуши Вере­тен­ни­кова мерить крестья­нина на мерочку господ­скую. По их мнению, трез­вому чело­веку на Руси жить невоз­можно: он не выдержит ни непо­силь­ного труда, ни мужицкой беды; без выпивки из гневной крестьян­ской души пролился бы кровавый дождь. Эти слова подтвер­ждает Яким Нагой из деревни Босово — один из тех, кто «до смерти рабо­тает, до полу­смерти пьёт». Яким считает, что только свиньи ходят по земле и век не видят неба. Сам он во время пожара спасал не накоп­ленные за всю жизнь деньги, а беспо­лезные и любимые карти­ночки, висевшие в избе; он уверен, что с прекра­ще­нием пьян­ства на Русь придёт великая печаль.

Мужики-стран­ники не теряют надежды найти людей, которым на Руси хорошо живётся. Но даже за обещание даром поить счаст­ливцев им не удаётся обна­ру­жить таковых. Ради дармовой выпивки счаст­лив­цами готовы себя объявить и надо­рвав­шийся работник, и разбитый пара­личом бывший дворовый, сорок лет лизавший у барина тарелки с лучшим фран­цуз­ским трюфелем, и даже оборванные нищие.

Наконец кто-то расска­зы­вает им историю Ермила Гирина, бурми­стра в вотчине князя Юрлова, заслу­жив­шего всеобщее уважение своей спра­вед­ли­во­стью и чест­но­стью. Когда Гирину пона­до­би­лись деньги для того, чтобы выку­пить мель­ницу, мужики одол­жили их ему, не потре­бовав даже расписки. Но и Ермил теперь несчастлив: после крестьян­ского бунта он сидит в остроге.

О несча­стье, постигшем дворян после крестьян­ской реформы, расска­зы­вает мужикам-стран­никам румя­ненький шести­де­ся­ти­летний помещик Гаврила Оболт-Обол­дуев. Он вспо­ми­нает, как в прежние времена все весе­лило барина: деревни, леса, нивы, крепостные актёры, музы­канты, охот­ники, безраз­дельно ему принад­ле­жавшие. Оболт-Обол­дуев с умиле­нием расска­зы­вает о том, как по двуна­де­сятым празд­никам приглашал своих крепостных молиться в барский дом — несмотря на то что после этого прихо­ди­лось со всей вотчины сгонять баб, чтобы отмыть полы.

И хотя мужики по себе знают, что жизнь в крепостные времена далека была от нари­со­ванной Обол­ду­евым идиллии, они все же пони­мают: великая цепь крепост­ного права, порвав­шись, ударила одновре­менно и по барину, который разом лишился привыч­ного образа жизни, и по мужику.

Отча­яв­шись найти счаст­ли­вого среди мужиков, стран­ники решают расспро­сить баб. Окрестные крестьяне вспо­ми­нают, что в селе Клину живёт Матрена Тимо­фе­евна Корча­гина, которую все считают счаст­ли­вицей. Но сама Матрена думает иначе. В подтвер­ждение она расска­зы­вает стран­никам историю своей жизни.

До заму­же­ства Матрена жила в непьющей и зажи­точной крестьян­ской семье. Замуж она вышла за печника из чужой деревни Филиппа Корча­гина. Но един­ственно счаст­ливой была для неё та ночь, когда жених угова­ривал Матрену выйти за него; потом нача­лась обычная беспро­светная жизнь дере­вен­ской женщины. Правда, муж любил её и бил всего один раз, но вскоре он отпра­вился на работу в Питер, и Матрена была вынуж­дена терпеть обиды в семье свёкра. Един­ственным, кто жалел Матрену, был дедушка Савелий, в семье дожи­вавший свой век после каторги, куда он попал за убий­ство нена­вист­ного немца-управ­ля­ю­щего. Савелий расска­зывал Матрене, что такое русское бога­тыр­ство: мужика невоз­можно побе­дить, потому что он «и гнётся, да не ломится».

Рождение первенца Демушки скра­сило жизнь Матрены. Но вскоре свекровь запре­тила ей брать ребёнка в поле, а старый дедушка Савелий не уследил за младенцем и скормил его свиньям. На глазах у Матрены прие­хавшие из города судей­ские произ­во­дили вскрытие её ребёнка. Матрена не могла забыть своего первенца, хотя после у неё роди­лось пять сыновей. Один из них, пастушок Федот, однажды позволил волчице унести овцу. Матрена приняла на себя нака­зание, назна­ченное сыну. Потом, будучи бере­менной сыном Лиодором, она вынуж­дена была отпра­виться в город искать спра­вед­ли­вости: её мужа в обход законов забрали в солдаты. Матрене помогла тогда губер­на­торша Елена Алек­сан­дровна, за которую молится теперь вся семья.

По всем крестьян­ским меркам жизнь Матрены Корча­гиной можно считать счаст­ливой. Но о неви­димой душевной грозе, которая прошла по этой женщине, расска­зать невоз­можно — так же, как и о неот­пла­ченных смертных обидах, и о крови первенца. Матрена Тимо­фе­евна убеж­дена, что русская крестьянка вообще не может быть счаст­лива, потому что ключи от её счастья и вольной волюшки поте­ряны у самого Бога.

В разгар сено­коса стран­ники приходят на Волгу. Здесь они стано­вятся свиде­те­лями странной сцены. На трёх лодочках к берегу подплы­вает барское семей­ство. Косцы, только что присевшие отдох­нуть, тут же вска­ки­вают, чтобы пока­зать старому барину своё усердие. Оказы­ва­ется, крестьяне села Вахла­чина помо­гают наслед­никам скры­вать от выжив­шего из ума поме­щика Утятина отмену крепост­ного права. Родствен­ники После­дыша-Утятина за это обещают мужикам пойменные луга. Но после долго­жданной смерти После­дыша наслед­ники забы­вают свои обещания, и весь крестьян­ский спек­такль оказы­ва­ется напрасным.

Здесь, у села Вахла­чина, стран­ники слушают крестьян­ские песни — барщинную, голодную, солдат­скую, солёную — и истории о крепостном времени. Одна из таких историй — про холопа пример­ного Якова верного. Един­ственной радо­стью Якова было убла­жение своего барина, мелкого поме­щика Поли­ва­нова. Самодур Поли­ванов в благо­дар­ность бил Якова в зубы каблуком, чем вызывал в лакей­ской душе ещё большую любовь. К старости у Поли­ва­нова отня­лись ноги, и Яков стал ходить за ним, как за ребёнком. Но когда племянник Якова, Гриша, задумал жениться на крепостной краса­вице Арише, Поли­ванов из ревности отдал парня в рекруты. Яков было запил, но вскоре вернулся к барину. И все-таки он сумел отомстить Поли­ва­нову — един­ственно доступным ему, лакей­ским способом. Завезя барина в лес, Яков пове­сился прямо над ним на сосне. Поли­ванов провёл ночь под трупом своего верного холопа, стонами ужаса отгоняя птиц и волков.

Ещё одну историю — о двух великих греш­никах — расска­зы­вает мужикам божий странник Иона Ляпушкин. Господь пробудил совесть у атамана разбой­ников Кудеяра. Разбойник долго зама­ливал грехи, но все они были ему отпу­щены только после того, как он в приливе гнева убил жесто­кого пана Глухов­ского.

Мужики-стран­ники слушают и историю ещё одного греш­ника — Глеба-старосты, за деньги скрыв­шего последнюю волю покой­ного адми­рала-вдовца, который решил осво­бо­дить своих крестьян.

Но не одни мужики-стран­ники думают о народном счастье. На Вахла­чине живёт сын дьячка, семи­на­рист Гриша Доброс­клонов. В его сердце любовь к покойной матери слилась с любовью ко всей Вахла­чине. Уже пятна­дцати лет Гриша твёрдо знал, кому готов отдать жизнь, за кого готов умереть. Он думает обо всей зага­дочной Руси, как об убогой, обильной, могучей и бессильной матушке, и ждёт, что в ней ещё скажется та несо­кру­шимая сила, которую он чувствует в собственной душе. Такие сильные души, как у Гриши Доброс­кло­нова, сам ангел мило­сердия зовёт на честный путь. Судьба готовит Грише «путь славный, имя громкое народ­ного заступ­ника, чахотку и Сибирь».

Если бы мужики-стран­ники знали, что проис­ходит в душе Гриши Доброс­кло­нова, — они навер­няка поняли бы, что уже могут вернуться под родной кров, потому что цель их путе­ше­ствия достиг­нута.  Пересказала Т. А. Сотникова

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XIX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1996. — 832 с.
На обложке: Рисунок А. Лаптева, 1971. Бумага, акварель
Рассказать друзьям:
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо.

Читайте также

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин
Салтыков-Щедрин
Данная повесть — «подлинная» лето­пись города Глупова, «Глупов­ский Лето­писец», обни­ма­ющая период времени с 1731 по 1825 г., которую «преем­ственно слагали» четыре глупов­ских архи­ва­риуса...
Иван Сергеевич Тургенев
Тургенев
20 мая 1859 г. Николай Петрович Кирсанов, соро­ка­трех­летний, но уже немо­лодой с виду помещик, волнуясь, ожидает на посто­ялом дворе своего сына Аркадия, который только что окончил универ­ситет...
Лев Николаевич Толстой
Л. Н. Толстой
Действие книги начи­на­ется летом 1805 г. в Петер­бурге. На вечере у фрей­лины Шерер присут­ствуют среди прочих гостей Пьер Безухов, неза­конный сын бога­того вель­можи, и князь Андрей Болкон­ский...
Что непонятно? Что упущено? Что можно улучшить? Все отзывы читаем, публикуем только полезные и интересные.