кадр из фильма «Война и мир» (1965)

Лев Николаевич Толстой
Л. Н. Толстой
1828−1910

Война и мир

1867
Краткое содержание романа
Читается за 30–40 мин
Оригинал — за 42−43 ч

Том первый

Действие книги начи­на­ется летом 1805 г. в Петер­бурге. На вечере у фрей­лины Шерер присут­ствуют среди прочих гостей Пьер Безухов, неза­конный сын бога­того вель­можи, и князь Андрей Болкон­ский. Разговор заходит о Напо­леоне, и оба друга пыта­ются защи­тить вели­кого чело­века от осуж­дений хозяйки вечера и её гостей. Князь Андрей соби­ра­ется на войну, потому что мечтает о славе, равной славе Напо­леона, а Пьер не знает, чем ему заняться, участ­вует в кутежах петер­бург­ской моло­дёжи (здесь особое место зани­мает Федор Долохов, бедный, но чрез­вы­чайно волевой и реши­тельный офицер); за очередное озор­ство Пьер выслан из столицы, а Долохов разжа­лован в солдаты.

Далее автор пере­носит нас в Москву, в дом графа Ростова, доброго, хлебо­соль­ного поме­щика, устра­и­ва­ю­щего обед в честь именин жены и младшей дочери. Особый семейный уклад объеди­няет роди­телей Ростовых и детей — Николая (он соби­ра­ется на войну с Напо­леоном), Наташу, Петю и Соню (бедную родствен­ницу Ростовых); чужой кажется только старшая дочь — Вера.

У Ростовых продол­жа­ется праздник, все весе­лятся, танцуют, а в это время в другом москов­ском доме — у старого графа Безухова — хозяин при смерти. Начи­на­ется интрига вокруг заве­щания графа: князь Василий Курагин (петер­бург­ский придворный) и три княжны — все они дальние родствен­ники графа и его наслед­ники — пыта­ются выкрасть порт­фель с новым заве­ща­нием Безухова, по кото­рому его главным наслед­ником стано­вится Пьер; Анна Михай­ловна Друбецкая — бедная дама из аристо­кра­ти­че­ского старин­ного рода, само­заб­венно преданная своему сыну Борису и везде ищущая покро­ви­тель­ства для него, — мешает выкрасть порт­фель, и огромное состо­яние доста­ётся Пьеру, теперь уже графу Безухову. Пьер стано­вится своим чело­веком в петер­бург­ском свете; князь Курагин стара­ется женить его на своей дочери — краса­вице Элен — и преуспе­вает в этом.

В Лысых Горах, имении Николая Андре­евича Болкон­ского, отца князя Андрея, жизнь идёт давно заве­дённым порядком; старый князь посто­янно занят — то пишет записки, то даёт уроки дочери Марье, то рабо­тает в саду. Приез­жает князь Андрей с бере­менной женой Лизой; он остав­ляет жену в доме отца, а сам отправ­ля­ется на войну.

Осень 1805 г.; русская армия в Австрии прини­мает участие в походе союзных госу­дарств (Австрии и Пруссии) против Напо­леона. Глав­но­ко­ман­ду­ющий Кутузов делает все, чтобы избе­жать участия русских в сражении, — на смотре пехот­ного полка он обра­щает внимание австрий­ского гене­рала на плохое обмун­ди­ро­вание (особенно на обувь) русских солдат; вплоть до Аустер­лиц­кого сражения русская армия отсту­пает, чтобы соеди­ниться с союз­ни­ками и не прини­мать сражения с фран­цу­зами. Чтобы основные силы русских смогли отсту­пить, Кутузов посы­лает четы­рёх­ты­сячный отряд под коман­до­ва­нием Багра­тиона задер­жать фран­цузов; Куту­зову удаётся заклю­чить пере­мирие с Мюратом (фран­цуз­ским маршалом), что позво­ляет выиг­рать время.

Юнкер Николай Ростов служит в Павло­град­ском гусар­ском полку; он живёт на квар­тире в немецкой деревне, где стоит полк, вместе со своим эскад­ронным коман­диром, ротмистром Васи­лием Дени­совым. В одно утро у Дени­сова пропал кошелёк с день­гами — Ростов выяснил, что кошелёк взял поручик Телянин. Но этот проступок Теля­нина бросает тень на весь полк — и командир полка требует, чтобы Ростов признал свою ошибку и изви­нился. Офицеры поддер­жи­вают коман­дира — и Ростов усту­пает; он не изви­ня­ется, но отка­зы­ва­ется от своих обви­нений, и Теля­нина исклю­чают из полка по болезни. Между тем полк отправ­ля­ется в поход, и боевое крещение юнкера проис­ходит во время пере­правы через реку Энс; гусары должны пере­пра­виться послед­ними и поджечь мост.

Во время Шенгра­бен­ского сражения (между отрядом Багра­тиона и аван­гардом фран­цуз­ской армии) Ростов оказы­ва­ется ранен (под ним убита лошадь, при падении он контузил руку); он видит прибли­жа­ю­щихся фран­цузов и «с чувством зайца, убега­ю­щего от собак», бросает пистолет в фран­цуза и бежит.

За участие в сражении Ростов произ­ведён в корнеты и награждён солдат­ским Геор­ги­ев­ским крестом. Он приез­жает из Ольмюца, где, гото­вясь к смотру, стоит лагерем русская армия, в Измай­лов­ский полк, где нахо­дится Борис Друбецкой, чтобы пови­даться с това­рищем детства и забрать письма и деньги, присланные ему из Москвы. Он расска­зы­вает Борису и Бергу, который квар­ти­рует вместе с Друбецким, историю своего ранения — но не так, как это было на самом деле, а так, как обычно расска­зы­вают про кава­ле­рий­ские атаки («как рубил направо и налево» и т. п.).

Во время смотра Ростов испы­ты­вает чувство любви и обожания к импе­ра­тору Алек­сандру; это чувство только усили­ва­ется во время Аустер­лиц­кого сражения, когда Николай видит царя — блед­ного, плачу­щего от пора­жения, одного посреди пустого поля.

Князь Андрей вплоть до Аустер­лиц­кого сражения живёт в ожидании вели­кого подвига, который ему суждено совер­шить. Его раздра­жает все, что диссо­ни­рует с этим его чувством — и выходка офицера-насмеш­ника Жеркова, поздра­вив­шего австрий­ского гене­рала с очередным пора­же­нием австрийцев, и эпизод на дороге, когда лекар­ская жена просит всту­питься за неё и князь Андрей стал­ки­ва­ется с обозным офицером. Во время Шенгра­бен­ского сражения Болкон­ский заме­чает капи­тана Тушина — «неболь­шого суту­ло­ва­того офицера» с неге­ро­и­че­ской внеш­но­стью, коман­ду­ю­щего бата­реей. Успешные действия батареи Тушина обес­пе­чили успех сражения, но когда капитан докла­дывал Багра­тиону о действиях своих артил­ле­ри­стов, он робел больше, чем во время боя. Князь Андрей разо­ча­рован — его пред­став­ление о геро­и­че­ском не вяжутся ни с пове­де­нием Тушина, ни с пове­де­нием самого Багра­тиона, ничего по сути не прика­зы­вав­шего, а лишь согла­шав­ше­гося с тем, что пред­ла­гали ему подъ­ез­жавшие адъютанты и началь­ники.

Нака­нуне Аустер­лиц­кого сражения был военный совет, на котором австрий­ский генерал Вейротер читал диспо­зицию пред­сто­я­щего сражения. Во время совета Кутузов откро­венно спал, не видя ника­кого прока ни в какой диспо­зиции и пред­чув­ствуя, что завтрашнее сражение будет проиг­рано. Князь Андрей хотел выска­зать свои сооб­ра­жения и свой план, но Кутузов прервал совет и пред­ложил всем разой­тись. Ночью Болкон­ский думает о завтрашнем сражении и о своём реша­ющем участии в нем. Он хочет славы и готов отдать за неё все: «Смерть, раны, потеря семьи, ничто мне не страшно».

Наутро, как только солнце вышло из тумана, Напо­леон дал знак начи­нать сражение — это был день годов­щины его коро­но­вания, и он был счастлив и уверен в себе. Кутузов же выглядел мрачным — он сразу заметил, что в войсках союз­ников начи­на­ется пута­ница. Перед сраже­нием импе­ратор спра­ши­вает у Куту­зова, почему не начи­на­ется сражение, и слышит от старого глав­но­ко­ман­ду­ю­щего: «Потому и не начинаю, госу­дарь, что мы не на параде и не на Цари­цыном Лугу». Очень скоро русские войска, обна­ружив непри­я­теля намного ближе, чем пред­по­ла­гали, расстра­и­вают ряды и бегут. Кутузов требует оста­но­вить их, и князь Андрей со знаменем в руках броса­ется вперёд, увлекая за собой бата­льон. Почти сразу его ранят, он падает и видит над собой высокое небо с тихо ползу­щими по нему обла­ками. Все его прежние мечты о славе кажутся ему ничтож­ными; ничтожным и мелким кажется ему и его кумир, Напо­леон, объез­жа­ющий поле боя после того, как фран­цузы наго­лову разбили союз­ников. «Вот прекрасная смерть», — говорит Напо­леон, глядя на Болкон­ского. Убедив­шись, что Болкон­ский ещё жив, Напо­леон прика­зы­вает отнести его на пере­вя­зочный пункт. В числе безна­дёжных раненых князь Андрей был оставлен на попе­чение жителей.

Том второй

Николай Ростов приез­жает в отпуск домой; Денисов едет с ним. Ростов везде — и дома, и знако­мыми, то есть всей Москвой — принят как герой; он сбли­жа­ется с Доло­ховым (и стано­вится одним из его секун­дантов на дуэли с Безуховым). Долохов делает пред­ло­жение Соне, но та, влюб­лённая в Николая, отка­зы­вает; на прощальной пирушке, устро­енной Доло­ховым для своих друзей перед отъездом в армию, он обыг­ры­вает Ростова (по-види­мому, не вполне честно) на крупную сумму, как бы мстя ему за Сонин отказ.

В доме Ростовых царит атмо­сфера влюб­лён­ности и веселья, созда­ва­емая прежде всего Наташей. Она прекрасно поёт, танцует (на балу у Иогеля, учителя танцев, Наташа танцует мазурку с Дени­совым, что вызы­вает общее восхи­щение). Когда Ростов после проиг­рыша возвра­ща­ется домой в угне­тённом состо­янии, он слышит пение Наташи и забы­вает обо всем — о проиг­рыше, о Доло­хове: «все это вздор <…> а вот оно — насто­ящее». Николай призна­ется отцу в проиг­рыше; когда удаётся собрать нужную сумму, он уезжает в армию. Денисов, восхи­щённый Наташей, просит её руки, полу­чает отказ и уезжает.

В Лысых Горах в декабре 1805 г. побывал князь Василий с младшим сыном — Анатолем; цель Кура­гина состояла в том, чтобы женить своего беспут­ного сына на богатой наслед­нице — княжне Марье. Княжну необы­чайно взвол­новал приезд Анатоля; старый князь не хотел этого брака — он не любил Кура­гиных и не хотел расста­ваться с дочерью. Случайно княжна Марья заме­чает Анатоля, обни­ма­ю­щего её компа­ньонку-фран­цу­женку, m-lle Бурьен; к радости своего отца, она отка­зы­вает Анатолю.

После Аустер­лиц­кого сражения старый князь полу­чает письмо от Куту­зова, в котором сказано, что князь Андрей «пал героем, достойным своего отца и своего отече­ства». Там же гово­рится, что среди убитых Болкон­ский не обна­ружен; это позво­ляет наде­яться, что князь Андрей жив. Между тем княгиня Лиза, жена Андрея, должна родить, и в самую ночь родов возвра­ща­ется Андрей. Княгиня Лиза умирает; на её мёртвом лице Болкон­ский читает вопрос: «Что вы со мной сделали?» — чувство вины перед покойной женой более не остав­ляет его.

Пьера Безухова мучает вопрос о связи его жены с Доло­ховым: намёки знакомых и анонимное письмо посто­янно возбуж­дают этот вопрос. На обеде в москов­ском Англий­ском клубе, устро­енном в честь Багра­тиона, между Безуховым и Доло­ховым вспы­хи­вает ссора; Пьер вызы­вает Доло­хова на дуэль, на которой он (не умеющий стре­лять и никогда не державший прежде писто­лета в руках) ранит своего против­ника. После тяжё­лого объяс­нения с Элен Пьер уезжает из Москвы в Петер­бург, оставив ей дове­рен­ность на управ­ление своими вели­ко­рус­скими имениями (что состав­ляет большую часть его состо­яния).

По дороге в Петер­бург Безухов оста­нав­ли­ва­ется на почтовой станции в Торжке, где знако­мится с известным масоном Осипом Алек­се­е­вичем Базде­евым, который настав­ляет его — разо­ча­ро­ван­ного, расте­рян­ного, не знаю­щего, как и зачем жить дальше, — и даёт ему реко­мен­да­тельное письмо к одному из петер­бург­ских масонов. По приезде Пьер всту­пает в масон­скую ложу: он в восторге от открыв­шейся ему истины, хотя сам ритуал посвя­щения в масоны его несколько смущает. Преис­пол­ненный желания делать добро ближним, в част­ности своим крестьянам, Пьер едет в свои имения в Киев­ской губернии. Там он очень рьяно присту­пает к реформам, но, не имея «прак­ти­че­ской цепкости», оказы­ва­ется вполне обма­нутым своим управ­ля­ющим.

Возвра­щаясь из южного путе­ше­ствия, Пьер наве­щает своего друга Болкон­ского в его имении Богу­ча­рово. Князь Андрей после Аустер­лица твёрдо решил нигде не служить (чтобы отде­латься от действи­тельной службы, он принял долж­ность по сбору опол­чения под началом своего отца). Все его заботы замы­ка­ются на сыне. Пьер заме­чает «потухший, мёртвый взгляд» своего друга, его отре­шён­ность. Энту­зиазм Пьера, его новые взгляды резко контра­сти­руют со скеп­ти­че­ским настро­е­нием Болкон­ского; князь Андрей пола­гает, что ни школы, ни боль­ницы для крестьян не нужны, а отме­нить крепостное право нужно не для крестьян — они привыкли к нему, — а для поме­щиков, которых развра­щает неогра­ни­ченная власть над другими людьми. Когда друзья отправ­ля­ются в Лысые Горы, к отцу и сестре князя Андрея, между ними проис­ходит разговор (на пароме во время пере­правы): Пьер изла­гает князю Андрею свои новые взгляды («мы живём не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно там, во всем»), и Болкон­ский впервые после Аустер­лица видит «высокое, вечное небо»; «что-то лучшее, что было в нем, вдруг радостно просну­лось в его душе». Пока Пьер был в Лысых Горах, он насла­ждался близ­кими, друже­скими отно­ше­ниями не только с князем Андреем, но и со всеми его родными и домаш­ними; для Болкон­ского со встречи с Пьером нача­лась (внут­ренне) новая жизнь.

Возвра­тив­шись из отпуска в полк, Николай Ростов почув­ствовал себя как дома. Все было ясно, заранее известно; правда, нужно было думать о том, чем кормить людей и лошадей, — от голода и болезней полк потерял почти поло­вину людей. Денисов реша­ется отбить транс­порт с продо­воль­ствием, назна­ченный пехот­ному полку; вызванный в штаб, он встре­чает там Теля­нина (в долж­ности обер-прови­ант­мей­стера), изби­вает его и за это должен пред­стать перед судом. Восполь­зо­вав­шись тем, что он был легко ранен, Денисов отправ­ля­ется в госпи­таль. Ростов наве­щает Дени­сова в госпи­тале — его пора­жает вид больных солдат, лежащих на соломе и на шинелях на полу, запах гнию­щего тела; в офицер­ских палатах он встре­чает Тушина, поте­ряв­шего руку, и Дени­сова, который после неко­торых уговоров согла­ша­ется подать госу­дарю просьбу о поми­ло­вании.

С этим письмом Ростов отправ­ля­ется в Тильзит, где проис­ходит свидание двух импе­ра­торов — Алек­сандра и Напо­леона. На квар­тире Бориса Друбец­кого, зачис­лен­ного в свиту русского импе­ра­тора, Николай видит вчерашних врагов — фран­цуз­ских офицеров, с кото­рыми охотно обща­ется Друбецкой. Все это — и неожи­данная дружба обожа­е­мого царя с вчерашним узур­па­тором Бона­партом, и свободное друже­ское общение свит­ских офицеров с фран­цу­зами — все раздра­жает Ростова. Он не может понять, зачем нужны были сражения, оторванные руки и ноги, если импе­ра­торы так любезны друг с другом и награж­дают друг друга и солдат непри­я­тель­ских армий высшими орде­нами своих стран. Случайно ему удаётся пере­дать письмо с просьбой Дени­сова знако­мому гене­ралу, а тот отдаёт его царю, но Алек­сандр отка­зы­вает: «закон сильнее меня». Страшные сомнения в душе Ростова конча­ются тем, что он убеж­дает знакомых офицеров, как и он, недо­вольных миром с Напо­леоном, а главное — себя в том, что госу­дарь знает лучше, что нужно делать. А «наше дело — рубиться и не думать», — говорит он, заглушая свои сомнения вином.

Те пред­при­ятия, которые затеял у себя Пьер и не смог довести ни до какого резуль­тата, были испол­нены князем Андреем. Он перевёл триста душ в вольные хлебо­пашцы (т. е. осво­бодил от крепостной зави­си­мости) ; заменил барщину оброком в других имениях; крестьян­ских детей начали учить грамоте и т. д. Весной 1809 г. Болкон­ский поехал по делам в рязан­ские имения. По дороге он заме­чает, как все вокруг зелено и солнечно; только огромный старый дуб «не хотел подчи­няться обаянию весны» — князю Андрею в лад с видом этого коря­вого дуба кажется, что жизнь его кончена.

По опекун­ским делам Болкон­скому нужно увидеться с Ильёй Ростовым — уездным пред­во­ди­телем дворян­ства, и князь Андрей едет в Отрадное, имение Ростовых. Ночью князь Андрей слышит разговор Наташи и Сони: Наташа полна восторга от прелести ночи, и в душе князя Андрея «подня­лась неожи­данная пута­ница молодых мыслей и надежд». Когда — уже в июле — он проезжал ту самую рощу, где видел старый корявый дуб, тот преоб­ра­зился: «сквозь столетнюю жёсткую кору проби­лись без сучков сочные молодые листья». «Нет, жизнь не кончена в трид­цать один год», — решает князь Андрей; он едет в Петер­бург, чтобы «принять деятельное участие в жизни».

В Петер­бурге Болкон­ский сбли­жа­ется со Сперан­ским — государ­ственным секре­тарём, близким к импе­ра­тору энер­гичным рефор­ма­тором. К Сперан­скому князь Андрей испы­ты­вает чувство восхи­щения, «похожее на то, которое он когда-то испы­тывал к Бона­парте». Князь стано­вится членом комиссии состав­ления воин­ского устава. В это время Пьер Безухов тоже живёт в Петер­бурге — он разо­ча­ро­вался в масон­стве, прими­рился (внешне) со своей женой Элен; в глазах света он — чудак и добрый малый, но в душе его продол­жа­ется «трудная работа внут­рен­него развития».

Ростовы тоже оказы­ва­ются в Петер­бурге, т. к. старый граф, желая попра­вить денежные дела, приез­жает в столицу искать места службы. Берг делает пред­ло­жение Вере и женится на ней. Борис Друбецкой, уже близкий человек в салоне графини Элен Безуховой, начи­нает ездить к Ростовым, не в силах устоять перед обая­нием Наташи; в разго­воре с матерью Наташа призна­ется, что не влюб­лена в Бориса и не соби­ра­ется выхо­дить за него замуж, но ей нравится, что он ездит. Графиня пого­во­рила с Друбецким, и тот пере­стал бывать у Ростовых.

В канун Нового года должен быть бал у екате­ри­нин­ского вель­можи. Ростовы тщательно гото­вятся к балу; на самом балу Наташа испы­ты­вает страх и робость, восторг и волнение. Князь Андрей пригла­шает её танце­вать, и «вино её прелести ударило ему в голову»: после бала ему кажутся незна­чи­тель­ными его занятия в комиссии, речь госу­даря в Совете, деятель­ность Сперан­ского. Он делает пред­ло­жение Наташе, и Ростовы прини­мают его, но по условию, постав­лен­ному старым князем Болкон­ским, свадьба может состо­яться только через год. На этот год Болкон­ский уезжает за границу.

Николай Ростов приез­жает в отпуск в Отрадное. Он пыта­ется привести в порядок хозяй­ственные дела, пыта­ется прове­рить счета приказ­чика Митеньки, но из этого ничего не выходит. В сере­дине сентября Николай, старый граф, Наташа и Петя со сворой собак и свитой охот­ников выез­жают на большую охоту. Вскоре к ним присо­еди­ня­ется их дальний родственник и сосед («дядюшка»). Старый граф со своими слугами пропу­стил волка, за что ловчий Данило его обругал, как бы забыв, что граф его барин. В это время на Николая вышел другой волк, и собаки Ростова его взяли. Позже охот­ники встре­тили охоту соседа — Илагина; собаки Илагина, Ростова и дядюшки погнали зайца, но взял его дядюшкин кобель Ругай, что привело в восхи­щение дядюшку. Затем Ростов с Наташей и Петей едут к дядюшке. После ужина дядюшка стал играть на гитаре, а Наташа пошла плясать. Когда они возвра­ща­лись в Отрадное, Наташа призна­лась, что никогда уже не будет так счаст­лива и спокойна, как теперь.

Насту­пили святки; Наташа томится от тоски по князю Андрею — на короткое время её, как и всех, развле­кает поездка ряже­ными к соседям, но мысль о том, что «даром пропа­дает её лучшее время», мучает её. Во время святок Николай особенно остро почув­ствовал любовь к Соне и объявил о ней матери и отцу, но их этот разговор очень расстроил: Ростовы наде­я­лись, что их имуще­ственные обсто­я­тель­ства поправит женитьба Николая на богатой невесте. Николай возвра­ща­ется в полк, а старый граф с Соней и Наташей уезжает в Москву.

Старый Болкон­ский тоже живёт в Москве; он заметно постарел, стал раздра­жи­тельнее, отно­шения с дочерью испор­ти­лись, что мучает и самого старика, и в особен­ности княжну Марью. Когда граф Ростов с Наташей приез­жают к Болкон­ским, те прини­мают Ростовых недоб­ро­же­ла­тельно: князь — с расчётом, а княжна Марья — сама страдая от нелов­кости. Наташу это больно ранит; чтобы её утешить, Марья Дмит­ри­евна, в доме которой Ростовы оста­но­ви­лись, взяла ей билет в оперу. В театре Ростовы встре­чают Бориса Друбец­кого, теперь жениха Жюли Кара­гиной, Доло­хова, Элен Безухову и её брата Анатоля Кура­гина. Наташа знако­мится с Анатолем. Элен пригла­шает Ростовых к себе, где Анатоль пресле­дует Наташу, говорит ей о своей любви к ней. Он тайком посы­лает ей письма и соби­ра­ется похи­тить её, чтобы тайно венчаться (Анатоль уже был женат, но этого почти никто не знал).

Похи­щение не удаётся — Соня случайно узнает о нем и призна­ется Марье Дмит­ри­евне; Пьер расска­зы­вает Наташе, что Анатоль женат. Прие­хавший князь Андрей узнает об отказе Наташи (она прислала письмо княжне Марье) и о её романе с Анатолем; он через Пьера возвра­щает Наташе её письма. Когда Пьер приез­жает к Наташе и видит её запла­канное лицо, ему стано­вится жалко её и вместе с тем он неожи­данно для себя говорит ей, что если бы он был «лучший человек в мире», то «на коленях просил бы руки и любви» её. В слезах «умиления и счастья» он уезжает.

Том третий

В июне 1812 г. начи­на­ется война, Напо­леон стано­вится во главе армии. Импе­ратор Алек­сандр, узнав, что непри­я­тель перешёл границу, посы­лает к Напо­леону генерал-адъютанта Бала­шева. Четыре дня Балашев проводит у фран­цузов, которые не признают за ним того важного значения, которое он имел при русском дворе, и наконец Напо­леон прини­мает его в том самом дворце, из кото­рого отправлял его русский импе­ратор. Напо­леон слушает только себя, не замечая, что часто впадает в проти­во­речия.

Князь Андрей хочет найти Анатоля Кура­гина и вызвать его на дуэль; для этого он едет в Петер­бург, а потом в Турецкую армию, где служит при штабе Куту­зова. Когда Болкон­ский узнает о начале войны с Напо­леоном, он просит пере­вода в Западную армию; Кутузов даёт ему пору­чение к Барклаю де Толли и отпус­кает его. По дороге князь Андрей заез­жает в Лысые Горы, где внешне все по-преж­нему, но старый князь очень раздражён на княжну Марью и заметно прибли­жает к себе m-lle Bourienne. Между старым князем и Андреем проис­ходит тяжёлый разговор, князь Андрей уезжает.

В Дрис­ском лагере, где нахо­ди­лась главная квар­тира русской армии, Болкон­ский застаёт множе­ство проти­во­бор­ству­ющих партий; на военном совете он окон­ча­тельно пони­мает, что нет никакой военной науки, а все реша­ется «в рядах». Он просит у госу­даря разре­шения служить в армии, а не при дворе.

Павло­град­ский полк, в котором по-преж­нему служит Николай Ростов, уже ротмистр, отсту­пает из Польши к русским границам; никто из гусар не думает о том, куда и зачем идут. 12 июля один из офицеров расска­зы­вает в присут­ствии Ростова про подвиг Раев­ского, который вывел на Салта­нов­скую плотину двух сыновей и с ними рядом пошёл в атаку; история эта вызы­вает у Ростова сомнения: он не верит рассказу и не видит смысла в подобном поступке, если это и было на самом деле. На следу­ющий день при местечке Островне эскадрон Ростова ударил на фран­цуз­ских драгун, теснивших русских улан. Николай взял в плен фран­цуз­ского офицера «с комнатным лицом» — за это он получил Геор­ги­ев­ский крест, но сам он никак не мог понять, что смущает его в этом так назы­ва­емом подвиге.

Ростовы живут в Москве, Наташа очень больна, к ней ездят доктора; в конце петров­ского поста Наташа решает говеть. 12 июля, в воскре­сенье, Ростовы поехали к обедне в домашнюю церковь Разумов­ских. На Наташу очень сильное впечат­ление произ­водит молитва («Миром Господу помо­лимся»). Она посте­пенно возвра­ща­ется к жизни и даже вновь начи­нает петь, чего она уже давно не делала. Пьер привозит Ростовым воззвание госу­даря к моск­вичам, все растро­ганы, а Петя просит, чтобы ему разре­шили пойти на войну. Не получив разре­шения, Петя решает на следу­ющий день пойти встре­чать госу­даря, приез­жа­ю­щего в Москву, чтобы выра­зить ему своё желание служить отече­ству.

В толпе моск­вичей, встре­ча­ющих царя, Петю чуть не зада­вили. Вместе с другими он стоял перед Кремлёв­ским дворцом, когда госу­дарь вышел на балкон и начал бросать народу биск­виты — один бисквит достался Пете. Вернув­шись домой, Петя реши­тельно объявил, что непре­менно пойдёт на войну, и старый граф на следу­ющий день поехал узна­вать, как бы пристроить Петю куда-нибудь побез­опаснее. На третий день пребы­вания в Москве царь встре­тился с дворян­ством и купе­че­ством. Все были в умилении. Дворян­ство жерт­во­вало опол­чение, а купцы — деньги.

Старый князь Болкон­ский слабеет; несмотря на то что князь Андрей в письме сообщал отцу, что фран­цузы уже у Витебска и что пребы­вание его семьи в Лысых Горах небез­опасно, старый князь заложил в своём имении новый сад и новый корпус. Князь Николай Андре­евич посы­лает управ­ля­ю­щего Алпа­тыча в Смоленск с пору­че­ниями, тот, приехав в город, оста­нав­ли­ва­ется на посто­ялом дворе, у знако­мого хозяина — Фера­пон­това. Алпатыч пере­даёт губер­на­тору письмо от князя и слышит совет ехать в Москву. Начи­на­ется бомбар­ди­ровка, а потом и пожар Смоленска. Фера­понтов, ранее не желавший и слышать об отъезде, неожи­данно начи­нает разда­вать солдатам мешки с продо­воль­ствием: «Тащи все, ребята! <…> Реши­лась! Расея!» Алпатыч встре­чает князя Андрея, и тот пишет сестре записку, пред­лагая срочно уезжать в Москву.

Для князя Андрея пожар Смоленска «был эпохой» — чувство озлоб­ления против врага застав­ляло его забы­вать своё горе. Его назы­вали в полку «наш князь», любили его и горди­лись им, и он был добр и кроток «со своими полко­выми». Его отец, отправив домашних в Москву, решил остаться в Лысых Горах и защи­щать их «до последней край­ности»; княжна Марья не согла­ша­ется уехать вместе с племян­ни­ками и оста­ётся с отцом. После отъезда Нико­лушки со старым князем случа­ется удар, и его пере­возят в Богу­ча­рово. Три недели разбитый пара­личом князь лежит в Богу­ча­рове, наконец он умирает, перед смертью попросив прощения у дочери.

Княжна Марья после похорон отца соби­ра­ется выехать из Богу­ча­рова в Москву, но богу­ча­ров­ские крестьяне не хотят выпус­кать княжну. Случайно в Богу­ча­рове оказы­ва­ется Ростов, легко усми­ривший мужиков, и княжна может уехать. И она, и Николай думают о воле прови­дения, устро­ившей их встречу.

Когда Кутузов назна­ча­ется глав­но­ко­ман­ду­ющим, он призы­вает князя Андрея к себе; тот прибы­вает в Царёво-Займище, на главную квар­тиру. Кутузов с сочув­ствием выслу­ши­вает изве­стие о кончине старого князя и пред­ла­гает князю Андрею служить при штабе, но Болкон­ский просит разре­шения остаться в полку. Денисов, тоже прибывший на главную квар­тиру, спешит изло­жить Куту­зову план парти­зан­ской войны, но Кутузов слушает Дени­сова (как и доклад дежур­ного гене­рала) явно невни­ма­тельно, как бы «своею опыт­но­стью жизни» презирая все то, что ему гово­ри­лось. И князь Андрей уезжает от Куту­зова совер­шенно успо­ко­енный. «Он пони­мает, — думает Болкон­ский о Куту­зове, — что есть что-то сильнее и значи­тельнее его воли, — это неиз­бежный ход событий, и он умеет видеть их, умеет пони­мать их значение <…> А главное — это то, что он русский».

Это же он говорит перед Боро­дин­ским сраже­нием Пьеру, прие­хав­шему, чтобы видеть сражение. «Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой и был прекрасный министр, но как только она в опас­ности, нужен свой, родной человек», — объяс­няет Болкон­ский назна­чение Куту­зова глав­но­ко­ман­ду­ющим вместо Барклая. Во время сражения князь Андрей смер­тельно ранен; его приносят в палатку на пере­вя­зочный пункт, где он на соседнем столе видит Анатоля Кура­гина — тому ампу­ти­руют ногу. Болкон­ский охвачен новым чувством — чувством состра­дания и любви ко всем, в том числе и к врагам своим.

Появ­лению Пьера на Боро­дин­ском поле пред­ше­ствует описание москов­ского обще­ства, где отка­за­лись гово­рить по-фран­цузски (и даже берут штраф за фран­цуз­ское слово или фразу), где распро­стра­ня­ются растоп­чин­ские афишки, с их псев­до­на­родным грубым тоном. Пьер чувствует особенное радостное «жерт­венное» чувство: «все вздор в срав­нении с чем-то», чего Пьер не мог уяснить себе. По дороге к Боро­дину он встре­чает опол­ченцев и раненых солдат, один из которых говорит: «Всем народом нава­литься хотят». На поле Боро­дина Безухов видит молебен перед Смолен­ской чудо­творной иконой, встре­чает неко­торых своих знакомых, в том числе Доло­хова, который просит прощения у Пьера.

Во время сражения Безухов оказался на батарее Раев­ского. Солдаты вскоре привы­кают к нему, назы­вают его «наш барин»; когда конча­ются заряды, Пьер вызы­ва­ется принести новых, но не успел он дойти до зарядных ящиков, как раздался оглу­ши­тельный взрыв. Пьер бежит на батарею, где уже хозяй­ни­чают фран­цузы; фран­цуз­ский офицер и Пьер одновре­менно хватают друг друга, но проле­тавшее ядро застав­ляет их разжать руки, а подбе­жавшие русские солдаты прого­няют фран­цузов. Пьера ужасает вид мёртвых и раненых; он уходит с поля сражения и три версты идёт по Можай­ской дороге. Он садится на обочину; через неко­торое время трое солдат разводят побли­зости костёр и зовут Пьера ужинать. После ужина они вместе идут к Можайску, по дороге встре­чают берей­тора Пьера, который отводит Безухова к посто­я­лому двору. Ночью Пьер видит сон, в котором с ним говорит благо­де­тель (так он назы­вает Баздеева); голос говорит, что надо уметь соеди­нять в своей душе «значение всего». «Нет, — слышит Пьер во сне, — не соеди­нять, а сопря­гать надо». Пьер возвра­ща­ется в Москву.

Ещё два персо­нажа даны крупным планом во время Боро­дин­ского сражения: Напо­леон и Кутузов. Нака­нуне сражения Напо­леон полу­чает из Парижа подарок от импе­ра­трицы — портрет сына; он прика­зы­вает вынести портрет, чтобы пока­зать его старой гвардии. Толстой утвер­ждает, что распо­ря­жения Напо­леона перед Боро­дин­ским сраже­нием были ничуть не хуже всех других его распо­ря­жений, но от воли фран­цуз­ского импе­ра­тора ничего не зави­село. Под Боро­дином фран­цуз­ская армия потер­пела нрав­ственное пора­жение — это и есть, по Толстому, важнейший результат сражения.

Кутузов во время боя не делал никаких распо­ря­жений: он знал, что решает исход сражения «неуло­вимая сила, назы­ва­емая духом войска», и он руко­водил этой силой, «насколько это было в его власти». Когда флигель-адъютант Воль­цоген приез­жает к глав­но­ко­ман­ду­ю­щему с изве­стием от Барклая, что левый фланг расстроен и войска бегут, Кутузов яростно напа­дает на него, утвер­ждая, что непри­я­тель всюду отбит и что завтра будет наступ­ление. И это настро­ение Куту­зова пере­да­ётся солдатам.

После Боро­дин­ского сражения русские войска отсту­пают к Филям; главный вопрос, который обсуж­дают воена­чаль­ники, это вопрос о защите Москвы. Кутузов, пони­ма­ющий, что Москву защи­щать нет никакой возмож­ности, отдаёт приказ об отступ­лении. В то же время Растопчин, не понимая смысла проис­хо­дя­щего, припи­сы­вает себе руко­во­дящее значение в остав­лении и пожаре Москвы — то есть в событии, которое не могло совер­шиться по воле одного чело­века и не могло не совер­шиться в тогдашних обсто­я­тель­ствах. Он сове­тует Пьеру уезжать из Москвы, напо­миная ему его связь с масо­нами, отдаёт толпе на растер­зание купе­че­ского сына Вере­ща­гина и уезжает из Москвы. В Москву всту­пают фран­цузы. Напо­леон стоит на Поклонной горе, ожидая депу­тации бояр и разыг­рывая в своём вооб­ра­жении вели­ко­душные сцены; ему докла­ды­вают, что Москва пуста.

Нака­нуне остав­ления Москвы у Ростовых шли сборы к отъезду. Когда подводы были уже уложены, один из раненых офицеров (нака­нуне несколько раненых были приняты Росто­выми в дом) попросил разре­шения отпра­виться с Росто­выми на их подводе дальше. Графиня вначале возра­жала — ведь пропа­дало последнее состо­яние, — но Наташа убедила роди­телей отдать все подводы раненым, а большую часть вещей оста­вить. В числе раненых офицеров, которые ехали с Росто­выми из Москвы, был и Андрей Болкон­ский. В Мытищах, во время очередной оста­новки, Наташа вошла в комнату, где лежал князь Андрей. С тех пор она на всех отдыхах и ночлегах ухажи­вала за ним.

Пьер не уехал из Москвы, а ушёл из своего дома и стал жить в доме вдовы Баздеева. Ещё до поездки в Боро­дино он узнал от одного из братьев-масонов, что в Апока­лип­сисе пред­ска­зано наше­ствие Напо­леона; он стал вычис­лять значение имени Напо­леона («зверя» из Апока­лип­сиса), и число это было равно 666; та же сумма полу­ча­лась из число­вого значения его имени. Так Пьеру откры­лось его пред­на­зна­чение — убить Напо­леона. Он оста­ётся в Москве и гото­вится к вели­кому подвигу. Когда фран­цузы всту­пают в Москву, в дом Баздеева приходит офицер Рамбаль со своим денщиком. Безумный брат Баздеева, живший в том же доме, стре­ляет в Рамбаля, но Пьер выры­вает у него пистолет. Во время обеда Рамбаль откро­венно расска­зы­вает Пьеру о себе, о своих любовных похож­де­ниях; Пьер расска­зы­вает фран­цузу историю своей любви к Наташе. Наутро он отправ­ля­ется в город, уже не очень веря своему наме­рению убить Напо­леона, спасает девочку, всту­па­ется за армян­ское семей­ство, которое грабят фран­цузы; его аресто­вы­вает отряд фран­цуз­ских улан.

Том четвёртый

Петер­бург­ская жизнь, «озабо­ченная только призра­ками, отра­же­ниями жизни», шла по-старому. У Анны Павловны Шерер был вечер, на котором чита­лось письмо митро­по­лита Платона госу­дарю и обсуж­да­лась болезнь Элен Безуховой. На другой день было полу­чено изве­стие об остав­лении Москвы; через неко­торое время прибыл от Куту­зова полковник Мишо с изве­стием об остав­лении и пожаре Москвы; во время разго­вора с Мишо Алек­сандр сказал, что он сам встанет во главе своего войска, но не подпишет мира. Между тем Напо­леон присы­лает к Куту­зову Лори­стона с пред­ло­же­нием мира, но Кутузов отка­зы­ва­ется от «какой бы то ни было сделки». Царь требует насту­па­тельных действий, и, несмотря на неже­лание Куту­зова, Тару­тин­ское сражение было дано.

Осенней ночью Кутузов полу­чает изве­стие о том, что фран­цузы ушли из Москвы. До самого изгнания врага из пределов России вся деятель­ность Куту­зова имеет целью только удер­жи­вать войска от беспо­лезных наступ­лений и столк­но­вений с гибнущим врагом. Армия фран­цузов тает при отступ­лении; Кутузов по дороге из Крас­ного на главную квар­тиру обра­ща­ется к солдатам и офицерам: «Пока они были сильны, мы себя не жалели, а теперь их и пожа­леть можно. Тоже и они люди». Против глав­но­ко­ман­ду­ю­щего не прекра­ща­ются интриги, и в Вильне госу­дарь выго­ва­ри­вает Куту­зову за его медли­тель­ность и ошибки. Тем не менее Кутузов награждён Геор­гием I степени. Но в пред­сто­ящей кампании — уже за преде­лами России — Кутузов не нужен. «Пред­ста­ви­телю народной войны ничего не оста­ва­лось, кроме смерти. И он умер».

Николай Ростов отправ­ля­ется за ремонтом (поку­пать лошадей для дивизии) в Воронеж, где встре­чает княжну Марью; у него опять появ­ля­ются мысли о женитьбе на ней, но его связы­вает обещание, данное им Соне. Неожи­данно он полу­чает письмо от Сони, в котором та возвра­щает ему его слово (письмо было напи­сано по насто­янию графини). Княжна Марья, узнав, что её брат нахо­дится в Ярославле, у Ростовых, едет к нему. Она видит Наташу, её горе и чувствует близость между собой и Наташей. Брата она застаёт в том состо­янии, когда он уже знает, что умрёт. Наташа поняла смысл того пере­лома, который произошёл в князе Андрее неза­долго до приезда сестры: она говорит княжне Марье, что князь Андрей «слишком хорош, он не может жить». Когда князь Андрей умер, Наташа и княжна Марья испы­ты­вали «благо­го­вейное умиление» перед таин­ством смерти.

Аресто­ван­ного Пьера приводят на гаупт­вахту, где он содер­жится вместе с другими задер­жан­ными; его допра­ши­вают фран­цуз­ские офицеры, потом он попа­дает на допрос к маршалу Даву. Даву был изве­стен своей жесто­ко­стью, но когда Пьер и фран­цуз­ский маршал обме­ня­лись взгля­дами, они оба смутно почув­ство­вали, что они братья. Этот взгляд спас Пьера. Его вместе с другими отвели к месту казни, где фран­цузы расстре­ляли пятерых, а Пьера и остальных пленных отвели в барак. Зрелище казни страшно подей­ство­вало на Безухова, в душе его «все зава­ли­лось в кучу бессмыс­лен­ного сора». Сосед по бараку (его звали Платон Кара­таев) накормил Пьера и своей ласковой речью успо­коил его. Пьер навсегда запомнил Кара­таева как олице­тво­рение всего «русского доброго и круг­лого». Платон шьёт фран­цузам рубахи и несколько раз заме­чает, что и среди фран­цузов разные люди бывают. Партию пленных выводят из Москвы, и вместе с отсту­па­ющей армией они идут по Смолен­ской дороге. Во время одного из пере­ходов Кара­таев заболе­вает и его убивают фран­цузы. После этого Безухову на привале снится сон, в котором он видит шар, поверх­ность кото­рого состоит из капель. Капли движутся, пере­ме­ща­ются; «вот он, Кара­таев, разлился и исчез», — снится Пьеру. Наутро отряд пленных был отбит русскими парти­за­нами.

Денисов, коман­ду­ющий парти­зан­ским отрядом, соби­ра­ется, соеди­нив­шись с небольшим отрядом Доло­хова, напасть на большой фран­цуз­ский транс­порт с русскими плен­ными. От немец­кого гене­рала, началь­ника боль­шого отряда, прибы­вает посланный с пред­ло­же­нием присо­еди­ниться для совместных действий против фран­цузов. Этот посланный был Петя Ростов, остав­шийся на день в отряде Дени­сова. Петя видит, как возвра­ща­ется в отряд Тихон Щербатый, мужик, ходивший «брать языка» и избе­жавший погони. Приез­жает Долохов и вместе с Петей Ростовым едет на разведку к фран­цузам. Когда Петя возвра­ща­ется в отряд, он просит казака нато­чить ему саблю; он почти засы­пает, и ему снится музыка. Наутро отряд напа­дает на фран­цуз­ский транс­порт, и во время пере­стрелки Петя поги­бает. Среди отбитых пленных был Пьер.

После осво­бож­дения Пьер нахо­дится в Орле — он болен, сказы­ва­ются физи­че­ские лишения, испы­танные им, но душевно он чувствует никогда прежде не испы­танную им свободу. Он узнает о смерти своей жены, о том, что князь Андрей ещё месяц после ранения был жив. Приехав в Москву, Пьер едет к княжне Марье, где встре­чает Наташу. После смерти князя Андрея Наташа замкну­лась в своём горе; из этого состо­яния её выводит изве­стие о гибели Пети. Она три недели не отходит от матери, и только она может облег­чить горе графини. Когда княжна Марья уезжает в Москву, Наташа по насто­янию отца едет с нею. Пьер обсуж­дает с княжной Марьей возмож­ность счастья с Наташей; в Наташе тоже просы­па­ется любовь к Пьеру.

Эпилог

Прошло семь лет. Наташа в 1813 г. выходит за Пьера. Старый граф Ростов умирает. Николай выходит в отставку, прини­мает наслед­ство — долгов оказы­ва­ется вдвое больше, чем имения. Он вместе с матерью и Соней посе­ля­ется в Москве, в скромной квар­тире. Встретив княжну Марью, он пыта­ется быть с ней сдер­жанным и сухим (ему непри­ятна мысль о женитьбе на богатой невесте), но между ними проис­ходит объяс­нение, и осенью 1814 г. Ростов женится на княжне Болкон­ской. Они пере­ез­жают в Лысые Горы; Николай умело ведёт хозяй­ство и вскоре распла­чи­ва­ется с долгами. Соня живёт в его доме; «она, как кошка, прижи­лась не к людям, а к дому».

В декабре 1820 г. Наташа с детьми гостит у брата. Ждут приезда Пьера из Петер­бурга. Приез­жает Пьер, привозит всем подарки. В каби­нете между Пьером, Дени­совым (он тоже гостит у Ростовых) и Нико­лаем проис­ходит разговор, Пьер — член тайного обще­ства; он говорит о дурном прави­тель­стве и необ­хо­ди­мости перемен. Николай не согла­ша­ется с Пьером и говорит, что не может принять тайного обще­ства. Во время разго­вора присут­ствует Нико­ленька Болкон­ский — сын князя Андрея. Ночью ему снится, что он вместе с дядей Пьером, в касках, как в книге Плутарха, идут впереди огром­ного войска. Нико­ленька просы­па­ется с мыслями об отце и о грядущей славе.  Пересказал Л. И. Соболев

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XIX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1996. — 832 с.
На обложке: кадр из фильма «Война и мир» (1965)
Рассказать друзьям:
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо.

Читайте также

Фёдор Михайлович Достоевский
Достоевский
60-е годы XIX в. Бедный район Петер­бурга, примы­ка­ющий к Сенной площади и Екате­ри­нин­скому каналу. Летний вечер...
Лев Николаевич Толстой
Л. Н. Толстой
В москов­ском доме Облон­ских, где «всё смеша­лось» в конце зимы 1873 г., ждут сестру хозяина, Анну Арка­дьевну Каре­нину...
Иван Сергеевич Тургенев
Тургенев
20 мая 1859 г. Николай Петрович Кирсанов, соро­ка­трех­летний, но уже немо­лодой с виду помещик, волнуясь, ожидает на посто­ялом дворе своего сына Аркадия, который только что окончил универ­ситет...
Что непонятно? Что упущено? Что можно улучшить? Все отзывы читаем, публикуем только полезные и интересные.