Николай Алексеевич Некрасов
Н. А. Некрасов
1821−1878

Русские женщины

1872
Краткое содержание поэмы
Читается за 5–10 мин
Оригинал — за 50−60 мин

Княгиня Трубецкая

Зимней ночью 1826 г. княгиня Екате­рина Трубецкая отправ­ля­ется вслед за мужем-декаб­ри­стом в Сибирь. Старый граф, отец Екате­рины Ивановны, со слезами стелет медвежью полость в возок, который должен навсегда увезти из дому его дочь. Княгиня мысленно проща­ется не только с семьёй, но и с родным Петер­бургом, который любила больше всех виденных ею городов, в котором счаст­ливо прошла её моло­дость. После ареста мужа Петер­бург стал для неё роковым городом.

Несмотря на то что на каждой станции княгиня щедро награж­дает ямскую челядь, путь до Тюмени зани­мает двадцать дней. По дороге она вспо­ми­нает детство, беспечную юность, балы в отцов­ском доме, на которые съез­жался весь модный свет. Эти воспо­ми­нания сменя­ются карти­нами свадеб­ного путе­ше­ствия по Италии, прогулок и бесед с любимым мужем.

Дорожные впечат­ления состав­ляют тяжёлый контраст с её счаст­ли­выми воспо­ми­на­ниями: наяву княгиня видит царство нищих и рабов. В Сибири на триста вёрст попа­да­ется один убогий городок, жители кото­рого сидят по домам из-за страш­ного мороза. «Зачем, проклятая страна, нашёл тебя Ермак?» — в отча­янии думает Трубецкая. Она пони­мает, что обре­чена закон­чить свои дни в Сибири, и вспо­ми­нает события, пред­ше­ство­вавшие её путе­ше­ствию: восстание декаб­ри­стов, свидание с аресто­ванным мужем. Ужас леденит ей сердце, когда она слышит прон­зи­тельный стон голод­ного волка, рёв ветра по берегам Енисея, надрывную песню инородца, и пони­мает, что может не доехать до цели.

Однако после двух месяцев пути, расстав­шись с захво­равшим спут­ником, Трубецкая все же прибы­вает в Иркутск. Иркут­ский губер­натор, у кото­рого она просит лошадей до Нерчинска, лице­мерно уверяет её в совер­шенной своей предан­ности, вспо­ми­нает отца княгини, под началом кото­рого служил семь лет. Он угова­ри­вает княгиню вернуться, взывая к её дочерним чувствам, — та отка­зы­ва­ется, напо­миная о святости супру­же­ского долга. Губер­натор пугает Трубецкую ужасами Сибири, где «люди редки без клейма, и те душой черствы». Он объяс­няет, что ей придётся жить не вместе с мужем, а в общей казарме, среди каторж­ников, — но княгиня повто­ряет, что хочет разде­лить все ужасы жизни мужа и умереть рядом с ним. Губер­натор требует, чтобы княгиня подпи­сала отре­ченье от всех своих прав, — та без раздумий согла­ша­ется оказаться в поло­жении нищей просто­лю­динки.

Неделю продержав Трубецкую в Нерчинске, губер­натор заяв­ляет, что не может дать ей лошадей: она должна следо­вать далее пешим этапом, с конвоем, вместе с каторж­ни­ками. Но, услышав её ответ: «Иду! Мне всё равно!» — старый генерал со слезами отка­зы­ва­ется более тира­нить княгиню. Он уверяет, что делал это по личному приказу царя, и прика­зы­вает запря­гать лошадей.

Княгиня Волкон­ская

Желая оста­вить внукам воспо­ми­нания о своей жизни, старая княгиня Мария Нико­ла­евна Волкон­ская пишет историю своей жизни.

Роди­лась она под Киевом, в тихом имении отца, героя войны с Напо­леоном гене­рала Раев­ского. Маша была люби­мицей семьи, училась всему, что нужно было юной дворянке, а после уроков безза­ботно пела в саду. Старый генерал Раев­ский писал воспо­ми­нания, читал журналы и задавал балы, на которые съез­жа­лись бывшие его сорат­ники. Царицею бала всегда была Маша — голу­бо­глазая, черно­во­лосая краса­вица с густым румянцем и гордой поступью. Девушка легко пленяла сердца гусаров и улан, стоявших с полками близ имения Раев­ских, но никто из них не трогал её сердца.

Едва Маше испол­ни­лось восем­на­дцать лет, отец подыскал ей жениха — героя войны 1812 года, ранен­ного под Лейп­цигом, люби­мого госу­дарем гене­рала Сергея Волкон­ского. Девушку смущало то, что жених был много её старше и она совсем его не знала. Но отец строго сказал: «Ты будешь с ним счаст­лива!» — и она не посмела возра­жать. Свадьба состо­я­лась через две недели. Маша нечасто видела мужа после свадьбы: он беспре­станно был в служебных разъ­ездах, и даже из Одессы, куда наконец-то отпра­вился отдох­нуть с бере­менной женой, князь Волкон­ский неожи­данно вынужден был отвезти Машу к отцу. Отъезд был тревожным: Волкон­ские уезжали ночью, сжигая перед этим какие-то бумаги. Увидеться с женою и первенцем-сыном Волкон­скому дове­лось уже не под родною кровлей...

Роды были тяжё­лыми, два месяца Маша не могла опра­виться. Вскоре после выздо­ров­ления она поняла, что домашние скры­вают от неё судьбу мужа. О том, что князь Волкон­ский был заго­вор­щиком и готовил низвер­женье властей, Маша узнала только из приго­вора — и тут же решила, что отпра­вится вслед за мужем в Сибирь. Её решение только укре­пи­лось после свидания с мужем в мрачной зале Петро­пав­лов­ской крепости, когда она увидела тихую печаль в глазах своего Сергея и почув­ство­вала, как сильно любит его.

Все хлопоты о смяг­чении участи Волкон­ского оказа­лись тщетны; он был отправлен в Сибирь. Но для того чтоб после­до­вать за ним, Маше пришлось выдер­жать сопро­тив­ление всей своей семьи. Отец умолял её пожа­леть несчаст­ного ребёнка, роди­телей, хлад­но­кровно поду­мать о собственном будущем. Проведя ночь в молитвах, без сна, Маша поняла, что до сих пор ей никогда не прихо­ди­лось думать: все решения принимал за неё отец, и, пойдя под венец в восем­на­дцать лет, она «тоже не думала много». Теперь же образ изму­чен­ного тюрьмой мужа бессменно стоял перед нею, пробуждая в её душе неве­домые прежде страсти. Она испы­тала жестокое чувство собствен­ного бессилия, терзания разлуки — и сердце подска­зало ей един­ственное решение. Оставляя ребёнка без надежды когда-нибудь его увидеть, Мария Волкон­ская пони­мала: лучше заживо лечь в могилу, чем лишить мужа утешенья, а потом за это навлечь на себя презренье сына. Она верит, что старый генерал Раев­ский, во время войны выво­дивший под пули своих сыновей, поймёт её решение.

Вскоре Мария Нико­ла­евна полу­чила письмо от царя, в котором он учтиво восхи­щался её реши­мо­стью, давал разре­шение на отъезд к мужу и намекал, что возврат безна­дёжен. В три дня собрав­шись в дорогу, Волкон­ская провела последнюю ночь у колы­бели сына.

Прощаясь, отец под угрозой проклятия велел ей вернуться через год.

На три дня оста­но­вив­шись в Москве у сестры Зинаиды, княгиня Волкон­ская сдела­лась «геро­инею дня», ею восхи­ща­лись поэты, артисты, вся знать Москвы. На прощальном вечере она встре­ти­лась с Пушкиным, кото­рого знала ещё с деви­че­ской поры. В те давние годы они встре­ча­лись в Гурзуфе, и Пушкин даже казался влюб­лённым в Машу Раев­скую — хотя в кого он не был тогда влюблён! После он посвятил ей чудные строки в «Онегине». Теперь же, при встрече нака­нуне отъезда Марии Нико­ла­евны в Сибирь, Пушкин был печален и подавлен, но восхи­тился подвигом Волкон­ской и благо­словил.

По дороге княгиня встре­чала обозы, толпы бого­молок, казённые фуры, солдат-ново­бранцев; наблю­дала обычные сцены стан­ци­онных драк. Выехав после первого привала из Казани, она попала в метель, ноче­вала в сторожке лесников, дверь которой была придав­лена камнями — от медведей. В Нерчинске Волкон­ская к радости своей догнала княгиню Трубецкую и от неё узнала, что их мужья содер­жатся в Благо­датске. По дороге туда ямщик расска­зывал женщинам, что возил узников на работу, что те шутили, смешили друг дружку — видно, чувство­вали себя легко.

Ожидая разре­шения на свидание с мужем, Мария Нико­ла­евна узнала, куда водят на работу узников, и отпра­ви­лась к руднику. Часовой уступил рыда­ниям женщины и пропу­стил её в рудник. Судьба берегла её: мимо ям и провалов она добе­жала до шахты, где в числе других каторж­ников рабо­тали декаб­ристы. Первым её увидел Трубецкой, затем подбе­жали Артамон Мура­вьёв, Бори­совы, князь Оболен­ский; по лицам их текли слезы. Наконец княгиня увидела мужа — и при звуках милого голоса, при виде оков на его руках поняла, как много он страдал. Опустив­шись на колени, она прило­жила к губам оковы — и весь рудник замер, в святой тишине деля с Волкон­скими горе и счастье встречи.

Офицер, ожидавший Волкон­скую, обругал её по-русски, а муж сказал ей вслед по-фран­цузски: «Увидимся, Маша, — в остроге!»  Пересказала Т. А. Сотникова

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XIX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1996. — 832 с.
Рассказать друзьям:
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо.

Читайте также

Николай Алексеевич Некрасов
Н. А. Некрасов
В крестьян­ской избе страшное горе: умер хозяин и кормилец Прокл Сева­стьяныч. Мать привозит гроб для сына, отец едет на клад­бище, чтобы выдол­бить могилу в промёрзлой земле...
Лев Николаевич Толстой
Л. Н. Толстой
12 августа 18** г. деся­ти­летний Нико­ленька Ирте­ньев просы­па­ется на третий день после своего дня рождения в семь часов утра...
Александр Сергеевич Пушкин
Пушкин
20 февраля 1598 г. Уже месяц, как Борис Годунов затво­рился вместе со своей сестрой в мона­стыре, покинув «все мирское» и отка­зы­ваясь принять москов­ский престол...
Что непонятно? Что упущено? Что можно улучшить? Все отзывы читаем, публикуем только полезные и интересные.