Нельзя, но можно . История «АндерСон» в смыслах, рецептах и цифрах

Краткое содержание книги
Читается за 35 минут

Мечта о сказке

До того как открыть первое собственное кафе, Анастасия Татулова была наемным сотрудником, потом восемь лет руководила собственным рекламным агентством, а потом вновь работала по найму. Из всего этого она вынесла ценный опыт — поняла не то, как и где хотелось бы работать, а то, как и в какой компании работать бы не хотелось. 

Анастасия Татулова: «Я окончательно поняла: есть то, что я никогда в жизни не буду делать. Я никогда не буду строить компанию как маленькую модель государства. Не мой путь».

Уволившись с последнего места работы, Анастасия Татулова уехала на месяц с детьми в Норвегию, решала накопившиеся личные дела, посетила кондитерские курсы, научилась варить бульон… А потом начала складываться картинка (предприниматель говорит о себе, что мыслит картинками и образами, именно так принимаются основные решения: сначала — картинка и только потом — ее словесное описание). Это была картинка первого семейного кафе «АндерСон». Сначала стало понятно, что это «что-то про хлеб и выпечку» и вместе с тем — «про дом, про район, про семью» (кафе размещаются не в центре города, а в спальных районах).

Но прежде кафе появился производственный цех (в бизнес-центре «Навигатор» на «Калужской», Москва). Вообще, это исключение на рынке общепита: обычно сначала открывают несколько кафе, и только потом, когда налажен сбыт, производство готовых изделий (например, десертов) и полуфабрикатов (например, котлет) становится централизованным, то есть вынесенным на отдельную площадку. 

Но в случае с «АндерСоном» такой ход не стал ошибкой по двум причинам: во-первых, предприниматель изначально была нацелена на масштабирование бизнеса и ей нужна была площадка для отработки рецептов, а во-вторых, цех сдавался в аренду при условии, что арендатор продолжит кормить сотрудников и посетителей бизнес-центра в местной столовой: то есть канал сбыта, хоть и небольшой и совсем не в концепции будущего «АндерСона», все же был с самого начала.

Чтобы победить в тендере, пришлось блефовать: сказать, что опыт в ресторанном бизнесе есть, и даже провести для арендодателя экскурсию по кухне чужого ресторана. Сама Татулова, кстати, не считает слово «блеф» правильным: «Это был поиск решений, а не блеф. То, что я говорю, — уже правда, только будущая». В том же 2009 году открылось и первое кафе «АндерСон» на улице Островитянова (150 кв. м).

Анастасия Татулова: «У нас в первый день выручка была 27 000 рублей. Я себя чувствовала миллионером. Никаких сложностей в тот день не было, только праздник. Никто не понимал, что все только начинается».

После открытия первого кафе компания бралась за любую возможность заработать, в том числе на выездном кейтеринге (обслуживание мероприятий). По мере роста сети становилось очевидным: производственных мощностей на «Калужской» не хватает. В 2013 году «АндерСон» прекратил обслуживание столовой, а цех переехал в новое помещение на Большой Семеновской и занял уже 3 тысячи кв. м (вместо прежних 100 кв. м). «Фабрика счастья» — так сегодня называется производство «АндерСон».

К концу 2018 года сеть насчитывала 50 точек, сегодня — 48 (38 в Мос­кве и области, по одной в Воронеже, Нижнем Новгороде, Ярославле, Тюмени, Краснодаре, Баку, Минске и три в Алматы). Все кафе в регионах франчайзинговые.

Только в московских кафе «АндерСон» сегодня проходит 250 детских праздников в неделю (180 из них — в выходные).

Что такое «АндерСон»? Как коротко, но емко описать концепцию сети? Прежде всего, это — измененная территория. Как Диснейленд, как отель Marriott. Закрывая за собой дверь кафе, посетитель оказывается в определенном мире, где у ребенка есть право на собственную «светскую» жизнь, а родители не испытывают чувства вины: мол, кто-то другой, а не он занимается ребенком. «АндерСон» — это театр, это продажа определенной атмосферы и впечатлений. 

Как же рождается ощущение «правильного» места, где комфортно и детям, и родителям, где их понимают и ждут снова и снова?

Во всех кафе сети по-домашнему уютный, продуманный до мелочей интерьер. Но дело не только и столько во внешних атрибутах, «измененная территория» — это свод правил и стандартов обслуживания, это сформированные данными стандартами ожидания клиента.

На многое, что касается сервиса, Анастасию Татулову вдохновляют лучшие мировые отели. Например, ее любимый — Four Seasons. 

Анастасия Татулова: «Фантастический уровень сервиса и чутья гостя (не знаю, как они это делают, но каждый раз для меня это волшебство): в отеле все, от клининга до официанта, знают, как тебя зовут… Чайнички с чаем, одетые в чехол, чтобы не остыли; устройство отеля от вида из окна каждого номера до удобства каждого лежака на пляже настолько продумано, что… В общем, впечатление рулит».

За годы существования компании в «АндерСоне» тоже продумали все: от туалетной комнаты до игровой, от закупок сырья до маршрута официанта из кухни в зал, от… Впрочем, давайте по порядку.

Компания с женским лицом

Весь топ-менеджмент «АндерСона» — женщины. Не то чтобы здесь действует гендерная дискриминация — нет, но такая картина закономерна.

Анастасия Татулова: «Девочки отличаются от мальчиков тем, что они не заняты завоеванием рабочего пространства. Они не тратят время на то, чтобы доказать друг другу, что они умнее, выше, сильнее и лучше всех остальных». 

Кто они, основные соратницы Анастасии Татуловой?

Продолжение — на Smart Reading
Зарегистрируйтесь на Smart Reading и получите доступ к этому и ещё 800 пересказам нонфикшен-книг. Все пересказы озвучены, их можно скачать и слушать фоном. Фрагмент озвучки:
Первые 7 дней доступа — бесплатно.

Понравился ли пересказ?

Ваши оценки помогают понять, какие пересказы написаны хорошо, а какие надо улучшить. Пожалуйста, оцените пересказ:

Читайте также