🤕 

Собачье сердце

1925
Краткое содержание повести
Читается за 8 минут, оригинал — 3 ч

Очень кратко: Известный учёный превратил пса в человека. Тот оказался редким мерзавцем: хамил, напивался, приставал к женщинам, требовал жилплощадь и писал доносы. Учёный не выдержал и превратил его обратно в пса.

Кадр из фильма «Собачье сердце» (1988)

Названия глав — условные.

Глава 1. Уличный пёс

Москва. Декабрь 1924 года. Уличный пёс погибал. Повар-негодяй плеснул в него кипятком и до костей обварил левый бок. Летом можно было бы поесть лечебной травки, но зимой вылечиться псу было нечем. Он не ел уже три дня.

Пёс лежал в подворотне, когда к нему подошёл человек в пальто. Богатый жизненный опыт подсказал псу, что это не товарищ, и даже не гражданин, а настоящий господин, сытый и ухоженный. Пахло от него больницей. Приманивая пса колбасой и называя Шариком, господин отвёл его к себе домой.

Шарик — уличный пёс, 2 года, лохматый, кофей­ного цвета, очень умный, с большим житей­ским опытом

Глава 2. Жизнь в профессорской квартире

Каждый приличный московский пёс умеет читать — иначе в городе не выжить. Шарик научился читать вывески, но карточку на двери господина прочесть не смог и не узнал, что подобрал его Филипп Филиппыч Преобра­женский.

Филипп Филиппыч Преображенский — профессор меди­цины, светило мировой науки, пожилой, с острой бородкой и пуши­стыми седыми усами, ироничен, прези­рает совет­скую власть

Шарику подлечили ошпаренный бок, и он остался в семикомнатной профессорской квартире. Преобра­женский омолаживал своих влиятельных пациентов, вживляя им яичники обезьян. Помогал ему Иван Арнольдович Борменталь.

Иван Арнольдович Борменталь — доктор, асси­стент и ученик Преоб­ра­жен­ского, молодой, высокий, широ­ко­плечий, очень красивый, жёсткий и волевой, предан профес­сору

Элитный дом, где жил профессор, «уплотняли»: подселяли в квартиры малоимущих жильцов. Вечером к Преобра­женскому явилось домоуправление — четыре молодых человека во главе со Швондером.

Швондер — глава домо­вого коми­тета, молодой, с огромной копной густых вьющихся волос, энер­гичный, предан делу рево­люции

Квартира Преобра­женского была под защитой и уплотнению не подлежала, однако Швондер заявил, что профессор вполне может обойтись без столовой и смотровой. Преобра­женский рассвирепел и позвонил одному из своих пациентов.

После этого Швондеру со свитой пришлось убраться, а Шарик окончательно убедился, что его новый хозяин — бог.

Глава 3. Шарик становится псом профессора

За роскошным обедом Преобра­женский услышал странное пение — это домовой комитет в полном составе пел революционные песни. Профессор расстроился. Он считал, что такие хоралы не доведут до добра страну и уж точно погубят его прекрасный дом.

Профессор недолюбливал пролетариат и считал, что каждый должен заниматься своим делом, и тогда разруха в стране исчезнет сама собой.

Шарик окончательно поселился у профессора. Кроме Преобра­женского в квартире жили Зина и Дарья Петровна.

Зина — горничная Преоб­ра­жен­ского, иногда испол­няет обязан­ности медсестры, молодая, изящная, красивая, не замужем

Дарья Петровна — кухарка Преоб­ра­жен­ского, очень полная блон­динка, строгая

Зина выводила Шарика в новеньком ошейнике погулять, а Дарья Петровна, строгое сердце которой пёс покорил, допустила его в свои владения и позволила спать на тёплой плите. По вечерам Шарик лежал у ног своего хозяина и слушал, как тот мурлычет под нос оперные арии, изучая человеческие мозги в банках.

Но скоро идиллия кончилась. Доктор Борменталь привёз из морга плохо пахнущий чемоданчик, пса словили, усыпили и уложили на хирургический стол.

Глава 4. Операция

Профессор Преобра­женский сделал Шарику очень сложную операцию: извлёк семенные железы и гипофиз и на их место привил человеческие органы. Это был рискованный эксперимент, профессор был уверен, что пёс не выживет.

Глава 5. Шарик превращается в человека

Шарик выжил. За неделю он сильно облысел и вырос. Вскоре пёс отчётливо произнёс «абыр» — «рыба» наоборот, встал на задние лапы и обругал профессора матом.

Когда у пса отвалился хвост, и он начал произносить множество слов — Борменталь стал называть его существом.

Профессор сделал вывод, что «перемена гипофиза даёт не омоложение, а полное очеловечение».

Спустя три недели после операции существо могло уже поддерживать разговор. Борменталь сделал вывод: пёс умел читать.

Пересаженные псу органы были взяты у 25-летнего многократно судимого пролетария Клима Чугункина, который зарабатывал, играя в трактирах на балалайке, и погиб в пьяной драке. Преобра­женский считал, что личность донора передалась созданному им существу.

Тем временем по Москве пошли слухи о конце света. Квартиру Преобра­женского осадили богомольные старухи, желающие посмотреть на «говорящую собачку».

Глава 6. Бывший пёс Полиграф Полиграфыч Шариков

Шарик ругался матом, плевал на пол, играл на балалайке, пугал Зину, подкарауливая её в темноте, ловил блох зубами и называл профессора Преобра­женского папашей, чем приводил его в бешенство. Боялся бывший Шарик только доктора Борменталя, который взял на себя его воспитание.

Бывшего пса начал опекать Швондер. Он подучил того потребовать у профессора прописать его в квартире и оформить ему паспорт. Бывший пёс выбрал себе имя Полиграф Полиграфыч, а фамилию взял «наследственную» — Шариков.

Полиграф Полиграфыч Шариков — искус­ственно созданный человек, бывший пёс Шарик, малень­кого роста, с очень низким лбом и жёст­кими воло­сами, неве­же­ственный грубиян и хам

Шариков ненавидел котов. Когда в квартиру Преобра­женского забрался кот — Шариков бросился его ловить, учинил разгром, свернул кран в ванной и затопил полквартиры.

Глава 7. Наследство Клима Чугункина

Жизнь Преобра­женского превратилась в кошмар. Из-за расшатанной нервной системы профессор не мог нормально работать. Шариков пристрастился к водке и, напившись, вёл себя ещё неприличнее, чем в трезвом виде.

Вечером, когда Борменталь повёл Шарикова в его любимый цирк, профессор долго смотрел на хранящуюся в кабинете банку с гипофизом пса Шарика, а потом произнёс: «Ей-богу, я, кажется, решусь».

Глава 8. Профессор понимает, что страшно ошибся

Дней через шесть после истории с котом Шариков получил документы и потребовал выделить ему отдельную комнату. В ответ профессор пригрозил лишить Шарикова питания.

Шариков притих, но затем украл у Преобра­женского деньги и напился. Вернувшись ночью, он привёл с собой двух неизвестных личностей, от которых профессор еле избавился.

Глубокой ночью Преобра­женский и Борменталь обсуждали эксперимент профессора. Борменталь был очень благодарен Преобра­женскому за то, что тот взял его, полуголодного студента, под свою опеку. Доктор видел, как измучился профессор, и считал, что есть только один выход: превратить Шарикова обратно в пса.

Профессор не хотел об этом слышать. У Шарикова есть паспорт, он признан человеком, пролетарием. Если он исчезнет, Преобра­женского, учёного мирового значения, может, и не тронут, но Борменталя он защитить не сможет.

Сделать же из мерзавца Шарикова приличного человека не удастся никому.

Разговор учёных прервала полуодетая Дарья Петровна, втащившая в кабинет пьяного Шарикова в одной рубашке: тот прокрался в её с Зиной комнату с определённой целью. Вконец разозлённый Борменталь чуть не задушил его.

Глава 9. У профессора кончается терпение

Утром Шариков исчез, захватив все свои документы. Вернувшись через три дня, он заявил, что стал «заведующим подотделом очистки города Москвы от бродячих животных (котов и пр.)», и с наслаждением добавил, что вчера весь день душил котов. Устроил его на эту должность, разумеется, Швондер.

Борменталь взял мерзавца за глотку и заставил извиниться перед Дарьей Петровной и Зиной. Двое суток испуганный Шариков вёл себя тихо, но затем привёл в квартиру худенькую барышню и заявил, что будет с ней жить.

Барышня оказалась машинисткой из Шариковой конторы. Шариков наврал ей, что был ранен в боях, и принудил к сожительству, угрожая увольнением. Преобра­женский объяснил несчастной барышне, что её кавалер — искусственно созданное существо, дал ей денег, и та исчезла навсегда.

На следующий день к профессору пришёл пациент, занимающий большую должность «в органах» и показал донос, написанный Шариковым на Преобра­женского и Борменталя. Пациент, изумлённый подлостью Шарикова, пообещал не давать делу ход.

Дождавшись Шарикова с работы, Преобра­женский попытался выгнать его из дома, но тот уходить отказался. Тогда на Шарикова набросился Борменталь и усыпил его хлороформом. Затем учёные надолго заперлись в операционной.

Глава 10. Эпилог. Шариков снова становится псом

Через десять дней к Преобра­женскому явились уголовный следователь, чёрный человек в штатском и Швондер. Следователь обвинил всех живущих в квартире в убийстве «заведующего подотделом очистки».

Профессор заявил, что Шарикова никто не убивал, и предъявил следователю странного пса, который вошёл в комнату на задних лапах, сел в кресло, улыбнулся и гаркнул: «Неприличными словами не выражаться». Милиционер перекрестился, а чёрный человек упал в обморок.

Профессор объяснил, что Шариков сам по себе начал «обращаться в первобытное состояние». Пришедшие удалились ни с чем.

Через некоторое время Шариков окончательно стал псом. Он остался жить у профессора и, лёжа у ног своего бога, думал, как же ему повезло.

Краткое содержание составила Юлия Песковая. Нашли ошибку? Пожалуйста, отредактируйте этот пересказ в Народном Брифли.
Благодаря рекламе Брифли бесплатен:

Экранизации 🎥

Аудиокниги

Собачье сердце
Аудиокнига. 4 ч 29 мин. Читает Иван Литвинов.
Бесплатный отрывок:
Купить
129 ₽, ЛитРес
Иван Литвинов
4 ч 29 мин
Собачье сердце
Аудиокнига. 4 ч 7 мин. Читает Борис Плотников.
Бесплатный отрывок:
Купить
249 ₽, ЛитРес
Борис Плотников
4 ч 07 мин
Собачье сердце + лекция Дмитрия Быкова
Аудиокнига. 3 ч 45 мин. Читает Дмитрий Быков.
Бесплатный отрывок:
Купить
249 ₽, ЛитРес
Дмитрий Быков
3 ч 45 мин
Собачье сердце
Аудиокнига. 11 ч 17 мин. Читает Владимир Самойлов.
Бесплатный отрывок:
Купить
229 ₽, ЛитРес
Владимир Самойлов
11 ч 17 мин

Электронная книга

Обложка книги
Собачье сердце
У-у-у-у-у-у-гу-гу-гугу-уу! О, гляньте на меня, я погибаю! Вьюга в подворотне ревет мне отходную, и я вою с нею. Пропал я, пропал! Негодяй в грязном колпаке, повар в столовой нормального питания служащих Центрального совета народного хозяйства, плеснул кипятком и обварил мне левый бок. Какая гадина, а еще пролетарий! Господи Боже мой, как больно! До костей проело кипяточком. Я теперь вою, вою, вою, ...

Читайте также