Молодые годы короля Генриха IV

Краткое содержание романа
Читается за 30 минут, оригинал — 18 ч

XVI век. Генрих, мальчик из знатной французской семьи, выросший в захолустном Беарне, пройдя через опасности Варфоломеевской ночи, испытания и интриги, становится королём Франции Генрихом IV.

Часть I. Пиренеи

Мальчика звали Генрих. Мать поручила Генриха заботам родственницы и воспитателя, чтобы сын рос, как растут дети в народе. Он жил в замке Коаррац, а местность называлась Беарн. Когда умер его дед, старик Генрих д’Альбре, мать позвала его домой, в По, где держали маленький двор. Старик д’Альбре, сельский государь, владел склоном Пиренеев со всем, что там произрастало и множилось. Он именовался королём Наварры. Франция была расколота надвое католиками и протестантами. По всей стране грабили и убивали во имя обеих враждующих вер. Старик д’Альбре был католик без крайностей, он спокойно разрешал слушать протестантские проповеди. Главным для него было не допустить, чтобы король Франции забрал в свои руки слишком большую власть.

Продолжение текста после рекламы
Благодаря рекламе Брифли бесплатен

После смерти старика его дочь Жанна стала королевой Наваррской. Ёе супруг, Антуан Бурбон, был генералом французского короля. Большую часть времени он проводил в походах. Жанна любила его, пока он не начал заводить любовниц, но не возлагала на него больших надежд. Мать Жанны д’Альбре приходилась родной сестрой королю Франции Франциску I. Жаннa стала королевой, но ей этого уже не хватало. Хотя у ныне царствующего короля Франции из дома Валуа оставалось ещё четыре сына, честолюбивая Жанна предрекала своему сыну Генриху необыкновенную судьбу. В один прекрасный день Жанна обняла сына Генриха и дочь Катрин и сообщила, что скоро они отправляются в Париж. Перед путешествием королева перешла в протестантскую веру. Это усилило влияние новой религии. Перед отъездом в Париж мать рассказала Генриху о королеве-матери, Екатерине Медичи, которую Жанна ненавидела. На восемнадцатый день пути они переправились через Луару, чтобы остановиться в замке Сен-Жермен, где жила королева-мать.

Сразу после приезда Генрих встретился с юным королём Карлом IX и принцами — старшим, Генрихом, которого называли монсеньором, и младшим, д, Алансоном. Вскоре он познакомился с принцессой Маргаритой Валуа, которая произвела на него неизгладимое впечатление. Екатерина Медичи предложила Жанне «откупить» у неё её веру, но поняв, что Жанна несгибаема, решила подружиться с ней. Королева-мать не обращала внимания даже на протестантские проповеди, которые Жанна устраивала во дворце. Вместо того, чтобы выразить Жанне недоверие, королева предложила объединиться против врагов. Самую большую опасность для правящего дома представляли Гизы. Их богатая Лотарингская ветвь притязала на Французский престол и пользовалась поддержкой Филиппа Испанского. Бедных Бурбонов королева не брала в расчёт. Она и сама надеялась на помощь испанского короля. Жанна во всём шла навстречу королеве Екатерине. Этого самопожертвования требовали от Жанны интересы её сына и веры.

Генрих сделался главой шайки, в которой оказалось всё молодое поколение двора, включая короля и принцев. Вырядившись в рясы, они врывались на важные собрания и мешали влюблённым. Екатерина узнала об этом, когда шайка ворвалась к ней верхом на ослах во главе с Генрихом Бурбоном. Вскоре Жанне было предложено покинуть двор. Генриха оставили с отцом, чтобы сделать из него католика. Перед отъездом Жанна запретила мальчику ходить на мессу. Генриха отдали в Наваррский колледж, самую аристократическую школу Парижа. Монсеньор и младший из Гизов тоже посещали его. Оба были тёзками принца Наваррского, и их звали «три Генриха». Жанна затеяла открытую междоусобную войну. Протестантские войска повёл её деверь Конде. Генрих терпеливо сносил наказания, лишь бы не ходить к обедне. Он упорствовал с марта и сдался первого июня. Отец сам повёл его на мессу. Жанна проиграла и была вынуждена бежать на юг, в свою страну, ускользнув при этом от генерала Монлюка, которого Екатерина отправила за ней в погоню.

Среди товарищей Генрих не пользовался особой любовью, хотя ему удавалось вызвать у них и страх, и смех. Даже внешне Генрих отличался от них. Он был ниже ростом, чем большинство сверстников, очень смугл, русоволос и проворен на выдумки. В его речи ещё преобладал родной говор. От тоски по родине Генрих заболел. Отец увёз Генриха в деревню, а сам отправился в очередной поход. Не прошло и полутора месяцев, как Антуана не стало. Матери своей Генрих за это время так и не увидел. После смерти отца Генриха назначили губернатором провинции Гиеннь. Его заместителем стал Монлюк. Взамен Жанне разрешили воспитывать сына, не присутствуя при этом лично. Генрих снова стал протестантом, но это его уже не трогало, его девизом стало: «Победить или умереть».

Генриху шёл 11 год, когда его взяли в большое путешествие короля Карла IX по Франции. Жанна требовала осуществления своих материнских прав, но Екатерина оставалась равнодушна. В городе Байона Екатерину посетил испанский посол герцог Альба. Встреча прошла с глазу на глаз в охраняемом зале. Екатерина и Альба говорили шёпотом, но Генрих, который спрятался в огромном камине, слышал, как они обсуждали цену удара кинжалом и отгадал два имени: Колиньи и Жанна. Генрих познал до срока людскую злобу и принял вызов судьбы. В этот день и кончилось его детство.

Часть II. Жанна

Побеседовать с матерью Генриху удалось только в Париже. Он рассказал ей всё, что слышал, сидя в камине. Потом Жанна устроила побег. Был февраль, когда они приехали в По. Принцу Наваррскому шёл 14 год. Вскоре принц Конде задумал напасть на короля Франции. Жанна потребовала от Екатерины наместничества над провинцией Гиеннь. Екатерина отказала. Колиньи и Конде начали военный поход. Чтобы обезопасить сына, Жанна переехала в местность Сэтонж на побережье океана, где находились главные протестантские твердыни. Генрих тем временем пристрастился к игре, женщинам и пирам. Ему вечно не хватало денег. Только война могла погасить его долги. Тем временем Жанна достигла Ла-Рошели, где была в полной безопасности. Генрих был одним из тех, кто возглавил военный поход. Внешне он был похож на мать. Те же высокие узкие брови и ласкающие глаза, спокойный лоб, тёмно-русые волосы, волевой маленький рот. Он был здоров и строен, его плечи становились всё шире. Однако он не обещал стать высоким. Нос был длинноват, его кончик чуть загибался к губе.

Война была начата. Протестанты были разбиты, хотя превосходили численностью католическое войско. Маршалу Колиньи пришлось принести в жертву принца Конде. Пришёл черёд Генриха стать вождём. В то время Генрих близко сошёлся со своим кузеном Конде, сыном погибшего принца. Войско протестантов объединилось и стало угрожать Парижу. Екатерина и Жанна подписали мирный договор, в котором протестантам была дана свобода вероисповедания. Генрих сомневался, что этот договор принесёт пользу. Последовал недолгий период мира. Жанна управляла своей маленькой страной, Генрих — провинцией Гиеннь. Он всё больше увлекался женщинами и всё чаще их менял.

Екатерина узнала, что у Марго роман с Гизом. Эта маленькая толстая женщина с тусклыми чёрными глазами крепко держалась за власть и не желала ею делиться. Такой зять, как Гиз, не устраивал Екатерину. В мужья Марго она хотела заурядного и послушного молодого человека из хорошей семьи и выбрала Генриха Наваррского. В это же время королева Елизавета Английская решила предложить Генриху свою руку с целью помешать браку Генриха и Марго, поскольку этот союз объединял Францию и делал её сильнее. Принять решение предоставили Генриху. Он выбрал Марго Валуа. Король Карл был болен, принцы тоже не отличались здоровьем. Генрих понимал, что женившись на Марго, он ещё на шаг приблизится к трону. Чтобы помешать Екатерине заманить Генриха в ловушку, Жанна решила сама отправиться ко двору Медичи. Жанна д’Альбре принесла в жертву свою жизнь.

Встретившись с мадам Медичи, Жанна потребовала, чтобы Марго приняла протестантскую веру. Всю зиму она торговалась с мадам Екатериной, чувствуя, как с каждым днём убывают её силы. Марго хотела предупредить Жанну об опасности, но вскоре порыв прошёл: всё же она была дочерью Медичи. А мадам Екатерина решила одним махом покончить с надоевшими протестантами в тот день, когда ко двору прибудет принц Наваррский со своей гугенотской свитой. Осталось только внушить королю Карлу, что его любимец адмирал Колиньи — враг. Это было нетрудно, рыхлый и болезненный Карл был боязлив и легко впадал в ярость.

Генрих тронулся в путь вместе со своей весёлой и молодой свитой. Генрих понимал, что совершает это путешествие по приказу мадам Екатерины. Он умел трезво смотреть на жизнь, и его трудно было обмануть. Проснувшись однажды утром, Генрих увидел свою мать в каком-то пространстве, которое не было сероватым утренним воздухом. Внутри у него вспыхнул яркий, страшный свет, и в нём Генрих увидел Жанну уже усопшей. По дороге Генрих встретил гонца, который сообщил, что королеву Наваррскую отравили. Генрих поклялся отомстить. Гонец привёз ему завещание матери и рассказал, что его сестра тоже хотела ехать, но её задержали. Гугеноты стекались к Генриху со всех сторон. Ему хотелось явиться в Париж с большими силами, как того требовала Жанна. Генрих вступил в единоборство с главными опасностями, которые нам посылает жизнь — быть убитым или преданным.

Часть III. Лувр

Генрих ехал на свою свадьбу, временами поддаваясь мстительному настрою, который царил в его свите. Так достиг он места, откуда поздно было возвращаться. Здесь Генриха ждали придворные, которым была поручена торжественная встреча жениха во главе с его дядей — кардиналом Бурбоном. С этой минуты отряд непокорных гугенотов оказался как бы пленником кардинала. На другой день они достигли предместья Парижа, где их встречал сам Колиньи. Несмотря на пышную встречу, улицы Парижа были пустынны, товары в окнах лавок убраны, ставни заперты. До Генриха доносились враждебные возгласы. Остановившись у принца Конде и поприветствовав сестру, Генрих отправился в Лувр, где сидела, как паук, старая ведьма, которая лишила его матери.

Екатерина Медичи была в трауре. Она заверила Генриха, что глубоко скорбит о Жанне. В этот миг Генрих почувствовал, что убийца его матери достойна сожаления. Зло, когда оно уже одряхлело, вызывает смех, даже если продолжает убивать. Желая обвинить королеву в убийстве, Генрих потребовал объяснений. Екатерина представила ему двух уважаемых врачей, которые поклялись, что королева Жанна умерла естественной смертью.

Встретив Марго, Генрих воспылал к ней страстью. Марго поняла, что стала по-новому дорога сыну бедной Жанны. В ней проснулись чувства, прежде ей неведомые. После церемонии помолвки и торжественного банкета Генриху удалось тайком выбраться из Лувра. Во дворце Конде Генрих встретился с маршалом Колиньи. Старик считал, что Екатерина принимает Генриха по единственной причине: чтобы религия Жанны лишилась своего вождя, и советовал принцу вернуться домой, в Наварру. Генриха же этот брак приближал к трону. Он мечтал сплотить Францию против её истинного врага — Испании. Он остался. Отныне его жизнь будет протекать по краю разверстой бездны.

Часть IV. Марго

18 августа Марго вышла замуж за принца Генриха Наварского. По Парижу бродили монахи, предсказывая горе и смерть, которые принесут гугеноты, заполнившие город. Этим браком были недовольны все фанатики веры. На следующее утро после свадьбы Генрих встал рано и отправился блуждать по коридорам Лувра. Молоденькая фрейлина, которую он успел покорить, отвела Генриха на чердак, откуда сквозь небольшое отверстие была видна тайная комната. В ней Генрих обнаружил мадам Екатерину, д, Анжу и Гиза. Они планировали чьё-то убийство. Генрих так и не понял, кого именно хотели убить: короля Карла, Колиньи или его самого. Вскоре все разошлись. Вернувшись к себе, Генрих обнаружил около своей двери труп молоденькой фрейлины. Тем временем Марго приснился вещий сон, в котором Бог велел ей: «Не убий!». Быстро одевшись, она отправилась к матери. У Екатерины находился Карл IX. Вдвоём они попытались заставить Екатерину отменить свои кровавые планы. Они требовали оставить в живых Генриха и Колиньи. Екатерина позволила Марго увезти мужа в Англию. После этой маленькой победы Марго и Карл вернулись к тому подчинённому положению, в котором прожили всю жизнь.

Марго попыталась уговорить мужа уехать вместе с ней в Англию. «Всё зависит от адмирала Колиньи» — ответил Генрих. Позже Марго поняла, что эти слова были лишь отговоркой, Генрих был слишком храбр, чтобы бежать. Из дворца герцога Анжуйского гости перекочевали в Лувр, где праздник продолжился. Там Генриха окружили его дворяне и попытались силой увезти из Парижа. Король Наваррский отказался наотрез и вернулся к празднику.

22 августа, адмирал Колиньи был ранен в руку. Карл IX был взбешён и напуган этим происшествием. Вскоре стало известно, что убийцу подослал Гиз. Король поклялся отомстить за это злодеяние. Неожиданно его поддержала мадам Екатерина. Она почти убедила Генриха, так как была по-своему искренна. Покушение на Колиньи произошло слишком рано. Город был охвачен волнением. Во всех домах, находившихся поблизости от жилища Колиньи, Карл разместил гугенотов. Мадам Екатерина выжидала. Она дала поручение младшему сыну, и начальником отряда, охранявшего Колиньи, стал злейший враг адмирала, некий Коссен. Ночью мадам Екатерина в сопровождении д, Анжу вошла в опочивальню Карла. Они стали доказывать королю, что Колиньи угрожает его жизни и престолу. Постепенно Карл был сломлен. «Пусть все гугеноты во Франции погибнут!» — кричал он, в бешенстве топая ногами. Екатерина воспользовалась этим. Наступило 24 августа 1572 года, день святого Варфоломея. Зазвонил колокол в монастыре Сен-Жермен л, Оксерруа. Это был сигнал. На улицы вышли горожане-добровольцы, которые узнавали друг друга по белой повязке на рукаве и белому кресту на шляпе. Всё было предусмотрено заранее. Колиньи был предоставлен господину Гизу. Тело адмирала выбросили на улицу, к ногам столпившихся там дворян.

Проснувшись утром, молодой король Наваррский в сопровождении Конде и сорока дворян отправился к Карлу. По пути к королю они услышали набат. Тот час на гугенотов напали вооружённые люди. Кто-то схватил Генриха за руку и втащил в одну из комнат, Конде последовал за ним. Это была опочивальня. Карла. Он собственноручно запер за ними дверь. Стоя у двери, они прислушивались к шуму битвы. Некоторое время спустя в комнату вошла королева Наваррская. Она попросила Карла даровать жизнь нескольким гугенотам. Карлом же овладело безграничное отвращение ко всему происходящему. Вспомнив о матери, он разыграл приступ ярости, чем овладел в совершенстве, и сделался таким, каким его заставляли быть — жестоким Карлом Варфоломеевской ночи.

Сквозь оглушительный звон колоколов прорывались истошные крики, вопли, вой. Все были заняты только одним: убивали или умирали. Почтенные горожане уносили с собой тяжёлые мешки, набитые деньгами. Генрих смотрел на это из окна Лувра. После смерти Колиньи он остался один.

Часть V. Школа несчастья

Генрих вспоминал мать, Колиньи. Им овладело жгучее раскаяние. Его мысли сменились каким-то хмелем. Генрих вскочил и начал биться головой о стену. Его удержал верный слуга, д, Арманьяк. Вскоре на пороге комнаты появились дворяне, которые сопроводили короля Наварского в большую залу Лувра. Было темно: на Париж опустилась огромная стая воронья и заслонила солнце. Карл IХ хвастливо заявил, что собственноручно стрелял с балкона по гугенотам. На самом деле он старался промахнуться, но этим не хвастал.

Екатерина Медичи смотрела на себя, как на главное оружие, призванное подчинить себе Францию ради правящего дома. Даже в Варфоломеевскую ночь она действовала со спокойной совестью. Вечером Екатерина устроила пышное зрелище, которым руководила из своих покоев. По главной зале прошествовали королевы, герцогини и принцессы, блистающие драгоценностями. Генрих ничего не видел, не воспринимал ни звуков, ни запахов благовоний. Он чуял запах крови, слышал истошный вой. Весь вечер Генрих держал себя в руках и всех сторонился, дрожа от ненависти.

Вскоре поступили вести из Европы. Оказалось, что резнёй возмущены отдалённые и слабые страны. Елизавета Английская подошла к событиям очень по-деловому, на её счёт мадам Екатерина скоро совсем успокоилась. С Наваррой и Конде Екатерина обращалась как любящая мать. Генрих прикидывался послушным, но туповатым. Вскоре всему королевству стало ясно, что Варфоломеевская ночь ни к чему не привела. «Свалить врагов — дело нехитрое; но надо обладать уверенностью, что они не поднимутся вновь и не окажутся при этом вдвое сильнее» — буркнул себе под нос Кaрл IX.

29 сентября, в день святого Михаила, Генриху Наваррскому пришлось выстоять мессу. Его заставили написать указ относительно беарнских протестантов и отправить повинное письмо к папе. Екатерина задумала обвинить Генриха в мужском бессилии и добиться от Рима расторжения брака. От зятя больше не было пользы, а Марго можно было снова выгодно выдать замуж. Екатерина пренебрежительно называла Генриха корольком. В тот вечер Генрих опять лёг на супружеское ложе. Он не забывал, что дочь проводит целые дни в покоях матери. Теперь хитрость управляла его жизнью.

В стране опять шла религиозная война, начинался голод. Герцогу Анжуйскому всё больше хотелось в Польшу, престол которой выхлопотала для своего любимца Екатерина. В Париж прибыли поляки, приехавшие за своим королём. Весь двор сопровождал польского короля до самой границы. Карлу это пошло во вред, и его пришлось оставить в местечке Витри. С ним остался только Генрих, потому что надеялся сбежать, но мадам Екатерина не спускала с него глаз. 31 мая 1574 года Карл умер. Врач не смог остановить кровь, идущую через поры кожи. Ему было 23 года.

Часть VI. Немощь мысли

Генрих постоянно придумывал планы побега, но они неизменно срывались. Но постепенно он успокоился. Одни видели в нём придворного весельчака, другие искали возвышенные чувства, но он всех водил за нос и пользовался любым случаем, чтобы выразить своё восхищение перед мадам Екатериной. Оба испытывали друг к другу любопытство и держались настороже. На французском троне воцарился Генрих III, бывший король Польши. В Лувре король оказался в плену у своей матери. Наложники короля злоупотребляли его безволием.

Генрих сблизился с Гизом из ненависти: он хотел получше узнать своего врага. Но когда узнаёшь врага, возникает опасность, что найдёшь его не таким уж плохим. Распутство двора тем временем перешло все границы. Король тратил миллионы на своих любовников и сомнительные развлечения. Именно в это время Гизы с помощью испанского золота основали Лигу, чтобы получить власть в стране. Парижская толпа поддержала Генриха де Гиза, ведь он был кумиром черни. Генрих Наваррский ненавидел Филиппа Испанского, потому что из-за него страдала Франция. Он пытался предупредить мадам Екатерину, но она верила, что Филипп её друг и не понимала, что король испанский ищет себе во Франции наместника, но Генрих начинал это понимать. По всей стране бродячие монахи подстрекали народ против короля, и ходили листы со списками сторонников Лиги.

Марго с Генрихом связывала искренняя дружба, которую Екатерина не в силах была разрушить. Они даже предостерегали друг друга, когда одному из них грозила опасность. 15 сентября 1575 года младший сын мадам Екатерины бежал, чтобы восстать против короля. С этого дня Екатерина установила за Генрихом ещё более строгий контроль. Принц чуть не сорвал все планы Генриха. Тем не менее, Генрих не сомневался в своём успехе: школа мадам Екатерины была пройдена не напрасно. Чем больше ложных вождей отринет народ, тем неотвратимее появится его настоящий вождь.

Побег Генриха состоялся 3 февраля во время охоты. Беглецы решили искать убежища в укреплённых городах гугенотов. В Алансоне отряд Генриха насчитывал около 250 дворян. Лагерь остановился в Сомюре, в дневном переходе от Ла-Рошели. Двор Генриха оказался двором без религии. Кузен Конде был непримирим, но с Ла-Рошелью Генрих поддерживал связь Он вызвал к себе сестру и 13 июня отрёкся от католичества. 28 июня Генрих торжественно вступил в Ла-Рошель.

Часть VII. Тяготы жизни

Своей резиденцией король Наваррский избрал Нерак. Город этот лежал примерно посередине страны, которой ему предстояло теперь управлять. В неё входили Наваррское королевство и провинция Гиеннь, в столице которой до сих пор сидел наместник французского короля. Генрих охотно посещал бедняков, а они не знали, что принимают короля: в потёртой куртке, в фетровой шляпе и с бородой, он имел не слишком знатный вид. Генрих понимал, что иным ему быть нельзя. Он жил в деревне и молол муку на своей мельнице. Так его и называли: «Мельник из Барбасты». И всё же он обязан был оставаться королём и тайной, что удавалось ему без труда. Католиков при дворе Генриха было не меньше, чем протестантов, и он постарался, чтобы это было замечено.

Лига Гиза не переставала сеять смуту, поэтому Генрих III созвал в своём замке в Блуа Генеральные штаты. Генрих Наваррский написал послание в защиту мира. Он постарался сделать всё возможное, чтобы снова не вспыхнула междоусобная война. Генрих добивался от французского короля, чтобы ему вернули сестру и супругу. Верный Фервак доставил Катрин в целости и сохранности, и брат проводил её в По. Марго же умчалась во Фландрию вместе с монсеньором, которому помогла сбежать. Войско короля Наваррского кочевало по стране, не уставая мстить, насаждать мир и водворять порядок. Вскоре Генрих III назначил нового наместника Провинции Гиеннь — маршала Бирона. Ему давалось право распоряжаться провинцией в отсутствие короля Наваррского.

Генрих не мог не видеть, что его почитают всё меньше, не только из-за любовных похождений, но и как правителя. Близится день, когда наместник Бирон заберёт всю власть в свои руки. Генрих начал странную войну против наместника. Он позаботился, чтобы в стране узнали, какой охотник до вина маршал Бирон. Эти слухи восстановили против наместника дворянскую молодёжь, которая уже не пила без меры. Вскоре стало известно, что Бирон обещал захватить Генриха и доставить к мадам Екатерине. Тут Генрих испугался и решил поставить маршала в смешное положение. Для этого д, Обинье переоделся в мадам Екатерину и напугал маршала до полусмерти. Над Бироном смеялись, а сам он заболел от злости и унижения. Пока маршал болел, Генриху удалось отплатить ему за многие злодеяния.

Вскоре Екатерина узнала, что города переходят на сторону Генриха. Этого она допустить не могла и решила заявиться туда собственной персоной под видом того, что везёт королю Наваррскому жену. Генрих добился встречи с Екатериной на мызе «Кастера» — той самой, где опозорился Бирон. Генрих обвинил маршала в предательстве, он говорил от имени королевства, которое защищал, говорил уже с высоты престола. Слыша это, Екатерина ещё больше позеленела. Генрих снова сблизился с Марго. Она ему поведала о произволе, царившем в королевстве, о том, что вместо короля всем заправляет Лига. До сих пор её родня видела в Генрихе врага, который стремится отнять у них власть, но для Марго он был спасителем. Мадам Екатерина говорила о мире, но ходившая о ней слава противоречила её словам.

Часть VIII. Дорога к престолу

Отношения супругов не ладились. Марго отказалась жить в По, потому что терпела обиды от гугенотов — она до сих пор оставалась католичкой. Потом с Генрихом случился его обычный приступ слабости и необъяснимой лихорадки. Он пролежал в постели 17 дней. Всё это время Марго не отходила от него. По возвращении в Нерак королеве Наваррской было разрешено завести свой двор и даже сделать из короля Наваррского молодого щёголя. В течение 10 месяцев они были счастливы.

Оправившись после болезни, Бирон стал ещё больше злобствовать, изо всех сил стараясь оклеветать Генриха перед Генрихом III. В свою очередь Марго ненавидела брата и старалась настроить Генриха против него. Генрих решил покарать маршала Бирона. Над наместником была одержана победа, которая принесла Генриху славу. Двор в Париже узнал об этом и отозвал Бирона. Герцог Анжуйский поспешил заключить с зятем мир и союз. Непримиримым остался лишь принц Конде — трудно примириться с тем, что ты на всю жизнь останешься на втором месте, хотя исполнял свой долг не хуже соперника. Из-за того, что Генрих не отказывался от помощи папистов, Конде настаивал на чистоте протестантского учения. Пошёл он и на заговор против кузена. Заговорщики хотели, чтобы Генрих повёл свои войска на помощь архиепископу Кёльнскому, который перешёл в протестантство. Идти на Германию — значило отказаться от завоёванного, потерять королевство. Именно этого они и хотели, требуя от Генриха покинуть свою страну ради борьбы за религию. Но так Генрих не поступит. Они отлично знали это и могли вызвать к нему ненависть среди протестантов, а сообщение, что Генрих всё-таки выступает, могло толкнуть Филиппа Испанского на грозное решение.

Наконец, всё королевство Генриха стало принадлежать ему. Новый наместник не был его врагом. Обыкновенные люди называли его просто: наш Генрих. Они чувствовали, что опасности отступают, а мир делается устойчивым. Марго узнала, что Генрих изменяет ей с её же фрейлиной и воспитанницей, юной Фоссезой. Марго вела себя осторожно, она не могла забыть годы счастья и надеялась, что Генрих вернётся. Вскоре она обнаружила, что Фоссеза беременна. Марго горько было сознавать, что она не смогла подарить Генриху наследника. Она поняла, что её счастью пришёл конец. Вместе с надеждой она утратила выдержку, дала волю своему темпераменту и перестала хранить верность мужу.

Генрих увёз Фоссезу в уединённое селение О-Шод, а Марго жила в городке Баньере и лечилась от бесплодия местными водами. Когда Марго вернулась в Нерак, ей пришлось помогать Фоссезе во время родов. Опасность миновала — родилась девочка. Чтобы сохранить достоинство, Марго уехала в Париж и увезла с собой Фоссезу. Она уже не надеялась родить, и удалилась ради того, чтобы между ней и Генрихом не вспыхнула ненависть. Марго пытались воспользоваться, чтобы заманить Генриха в старую клетку. Она писала мужу, что Гиз постарел, а остальные враги совсем выдохлись. Она и сама не знала, зачем делает это. Читая письма Марго, Генрих невольно видел в них предательство. В то время у него появилась новая возлюбленная — графиня Диана де Грамон, богатая, умная и утончённая женщина. Вскоре Марго вернулась домой, и Генрих простил её.

Герцог Анжуйский умер. Генрих III остался единственным из рода Валуа, и у него не могло быть детей. Он превратил похороны брата в роскошный пир. Король Генрих III веселился — только это ему и оставалось. Лига разрасталась, охватывая своими щупальцами всё государство. Короля защитить было уже некому. Марго снова покинула мужа и укрепилась в городе Ажене. Вскоре Генриха посетил король Генрих III. Он решил назло Гизам назначить своим наследником Генриха Наваррского. Вернувшись в Париж, король объявил об этом Гизам. Всё запуталось окончательно. Король посылал войска то против Гизов, то против Наварры. Это была война за существование.

У Генриха было слишком много врагов. Единственным спасением для него было — наступать, перенести войну к Парижу. У короля Генриха III закончились деньги, наёмники разбежались. К Генриху Наваррскому же отовсюду притекали люди, а он рыл окопы, ел и спал вместе с ними. Он легко мог бы разбить Генриха III, но не стал этого делать: им вдвоём ещё надо было одолеть Гиза.

Часть IX. Мертвецы при дороге

9 мая 1588 года герцог Гиз тайком пробрался в Париж, несмотря на слабое сопротивление Генриха III Народ и почтенные горожане единодушно презирали несчастного короля, только парламентарии, верховные судьи королевства, держали его сторону. Толпа была за Гиза. «Гиз — это костыль моей старости» — говорила очень старая королева Екатерина. Гиза посетил Мендоса, посол дона Филиппа. Настоящий хозяин Гиза приказывал: через три дня Франция должна быть охвачена междоусобной войной. Испанская Армада готова была двинуться на Англию. От Гиза требовалось предоставить ей стоянки во французских гаванях. Король, оказавшись в безвыходном положении, призвал в город немецких и швейцарских наёмников. Это послужило последним предлогом к восстанию. Наёмников разбили, и Генриху III пришлось просить за своих солдат. Гиз был уже не в силах поднять руку на короля, хотя Меодоса требовал именно этого Так началась великая смута. Улицы были полны монахов, которые под гул набата призывали к резне. Сестра Гиза герцогиня де Монпансье подговорила монаха Якова убить короля. Гиз тайком оставил для Генриха III один незанятый выход, и король бежал с согласия своего врага. Он вспоминал о своём кузене Наварре, и ему хотелось, чтобы он был здесь.

Сам Генрих очень боялся яда с тех пор, как умер принц Конде. 24 убийцы, одного за другим, подсылали в те времена к королю Наваррскому. Генрих III отправил к нему своих посланцев, чтобы побудить его перейти в католицизм. Только после этого Генрих становился бесспорным наследником престола. Но Генрих знал, что это могли принять за слабость. Только через много лет, когда он, уже седой, завоюет и объединит королевство, он по доброй воле пойдёт к обедне.

Генрих III переехал в Блуа, и сейчас же за ним отправился Гиз и вожаки Лиги. Кроме того, туда переправили всякий сброд из столицы. Король созвал Генеральные штаты, и учёных юристов тоже заставили принять участие в бесчинствах. Тем временем пришла весть о победе Англии над испанской Армадой. Воодушевившись примером Англии, придворные Генриха III стали умолять его призвать короля Наваррского. Вскоре Генрих узнаёт, что король убил герцога Гиза. Лига 14 лет натравливала чернь на короля, и в конце концов отняла последнюю силу у королевства. Король в то время был так беден, как не бывал даже Генрих Наваррский. Гиз поселился в замке, где жил король, чтобы крепче держать его в руках. Гиза убили в опочивальне короля, а король глядел из-за полого кровати. Брата Гиза, кардинала Лотарингского, король приказал удавить в темнице, третьего брата, Майенна, разыскивали. Хоровод мертвецов не останавливался весь 1588 год. В тот же год умерла Екатерина Медичи. Эта весть поразила Генриха.

Вскоре оба короля заключили перемирие на год, и Генрих двинулся в путь со своим войском. Чем ближе он подходил к Туру, где Генрих III собрал свой парламент, тем смелее становились учёные мужи. 29 апреля они внесли договор между королями в свод законов французского королевства, а 30-го прибыл Генрих Наваррский со своим войском. Короли встретились в парке замка Дю Плесси и обнялись как братья. Лига в страхе бежала. Войско короля увеличивалось, а войско Майенна таяло на глазах. Даже в осаждённом Париже зароптали открыто. Лига состояла теперь наполовину из бесноватых, наполовину из трусов. 30 июля королевское войско взяло Париж. Два дня спустя было совершено покушение на Генриха III. Его пырнул ножом в живот монашек по имени Яков. Рана оказалась смертельной. Придворные решили предать королевство и идти с Лигой. Они потребовали, чтобы Генрих немедленно сменил веру — король Франции должен быть коронован рукой церкви. Генрих отказался.

Войско нового короля начало таять. Верность Генриху сохранил только Бирон. Генрих написал обращение к французам, в котором заявил, что гарантирует обеим религиям их прежнее положение. 8 августа Генрих снялся с лагеря и двинулся на север, надеясь получить помощь от английской королевы. 26-го он стал у стен Дьеппа, город сразу же открыл ему ворота. Состоялась битва с Майенном. Гугеноты сражались под звуки псалмов и победили. В 36 лет Генрих стал королём Франции.

Слишком много участников его судьбы унесены катастрофами, и смерть чересчур усердно постаралась расчистить ему путь. На поле битвы король Генрих плакал под песнь победы. В тот день кончилась его молодость.

Пересказала Юлия Песковая. Источник: Брифли, текст доступен по лицензии Creative Commons BY-NC-ND.
Оцените пересказ
Ваши оценки помогают выделять лучшие пересказы и переписывать худшие. Спасибо.

Вопросы и комментарии

Что-то было непонятно? Нашли ошибку в тексте? Есть идеи, как лучше пересказать эту книгу? Пожалуйста, пишите. Сделаем пересказы более понятными, грамотными и интересными.

Что добавить?

Не нашли пересказа нужной книги? Отправьте заявку на её пересказ. В первую очередь мы пересказываем те книги, которые просят наши читатели.

Перескажите свою любимую книгу

В «Народном Брифли» мы вместе пересказываем книги. Каждый может внести свой вклад. Цель — все произведения мира в кратком изложении.