Левиафан. или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского

англ. Thomas Hobbes. Leviathan or The Matter, Forme and Power of a Commonwealth Ecclesiasticall and Civil · 1651
Краткое содержание книги
Читается за 51 минуту, оригинал — 21 ч

Государство как гигантская человеко­подобная машина

Несмотря на то что Томас Гоббс написал свой объемный труд в XVII веке, он до сих пор привлекает к себе внимание: по мотивам «Левиафана» пишут книги и снимают фильмы наши современники. Философ посвятил его другу — поэту Сиднею Годольфину, убитому в 1643 году во время гражданской войны. В трактате, поводом к написанию которого послужили беспорядки в Англии — сопровож­давшаяся религиозными распрями гражданская война, казнь короля Карла I и установление диктатуры Кромвеля, — мыслитель сформулировал ответ на главный вопрос: «Как жить в мире»? А заодно напомнил читателям о предназначении государства (неудивительно, что мы забыли или не знаем о нем, ведь первое государство возникло еще в IV веке до нашей эры).

Забегая вперед, поясним, что философ уподобил государство человеческому организму: голова — монарх, тело — народ. Государство в целом — искусственно созданный человек-механизм огромных масштабов. Природу этого искусственного человека Гоббс описал в 47 главах (не считая Посвящения, Введения и Заключения), разделенных на четыре части: «О человеке», «О государстве», «О христианском государстве» и «О царстве тьмы». Мы постарались кратко изложить их в саммари.

О человеке

О войне всех против всех

Несмотря на физические и умственные отличия, люди равны, считает Гоббс. Например, более слабый может путем тайных махинаций или союза с другими убить более сильного. Из равенства вытекает взаимное недоверие (человек, владея чем-либо, может ожидать, что другие люди совместными силами отнимут плоды его труда, жизнь или свободу), а из последнего — война. Всего мыслитель выделяет три причины войны: соперничество, недоверие и жажду славы. Первая заставляет людей нападать друг на друга в целях наживы (чтобы стать хозяевами других людей, их жен, детей, имущества), вторая — в целях самозащиты, а третья — из соображений чести (в ответ на проявление неуважения к человеку или его родне, друзьям, народу, сословию или имени).

Пока люди живут без общей власти, держащей всех в страхе, они находятся в состоянии войны всех против всех (под войной Гоббс подразумевает не только сражение или военное действие, но и устремленность к борьбе или боям). В этом состоянии каждый человек имеет право на все, даже на жизнь другого человека.

«В таком состоянии нет места для трудолюбия, так как никому не гарантированы плоды его труда, и потому нет земледелия, судоходства, морской торговли, удобных зданий, нет средств движения и передвижения вещей, требующих большой силы, нет знания земной поверхности, исчисления времени, ремесла, литературы, нет общества, а, что хуже всего, есть вечный страх и постоянная опасность насильственной смерти, и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратковременна».

Пока сохраняется такое право, никто не может быть уверен, что проживет отведенное природой время. Где нет общей власти, нет закона и справед­ливости, а жизнь людей похожа на гражданскую войну. В доказательство философ приводит аргумент: отправляясь в путь, мы вооружаемся и стараемся идти в большой компании, отправляясь спать — запираем двери и даже при наличии законов и вооруженных предста­вителей власти запираем ящики в собственном доме.

О естественных законах

Людей склоняют к миру страх смерти, желание вещей для хорошей жизни и надежда приобрести их своим трудолюбием. Поэтому они могут прийти к соглашению благодаря естественным законам. По словам Гоббса, естественные законы согласуются с разумом всех людей, существовали извечно и являются божественными.

Естественный закон — это предписание или общее правило, согласно которому человеку запрещается делать то, что пагубно для его жизни или лишает средств к ее сохранению.

Гоббс выделяет 20 естественных законов, каждый из которых вытекает из предыдущих:

  1. Всякий человек должен искать мира. Если он не может его достигнуть, то может использовать все возможные средства для самозащиты.
  2. В случае согласия других человек в интересах мира и самозащиты должен отказаться от права на все вещи и довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим, которую допустил бы по отношению к себе. По аналогии с законом Евангелия: поступай с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой.
  3. Люди должны выполнять заключенные ими соглашения (договоры о взаимных обязательствах). Для этого необходима принуди­тельная власть, угрожающая большим наказанием за нарушения, чем благо от их свершения. Это возможно с основанием государства, благодаря которому появляется собственность.
  4. Человек, получивший от другого дар, должен стремиться, чтобы даритель не раскаялся в своей доброте. Нарушение этого закона называется неблаго­дарностью.
  5. Каждый должен принорав­ливаться к остальным. Человек, стремящийся удержать то, что для него является излишним, а для других — предметом первой необходимости, виновник последующей за этим войны. Противники этого закона называются упрямыми, необходи­тельными, своенравными или несговорчивыми.
  6. Человек должен прощать прошлые обиды тем, кто желает этого и раскаивается.
  7. При отмщении люди должны исходить из размеров блага, а не зла, которое должно за ним последовать. Запрещается наказывать с иной целью, нежели исправление преступника или предосте­режение других, иначе это уже жестокость.
  8. Человек не должен выказывать ненависть или презрение другому (делом, словом, выражением лица или жестом). Нарушение этого закона именуется оскорблением.
  9. Каждый человек должен признать других равными себе. Нарушение этого правила есть гордость. Даже если природа сделала людей неравными, люди вступят в мирный договор не иначе как на равных условиях.
  10. При вступлении в мирный договор никто не должен требовать для себя права, которое не согласился бы предоставить любому другому человеку. Греки называли нарушение этого закона желанием получить больше, чем причитается.
  11. Если человек уполномочен быть судьей в споре между людьми, то он должен беспристрастно их рассудить. В противном случае споры могут разрешиться войной. Нарушение этого закона называется лицеприятием.
  12. Неделимые вещи должны быть, если возможно, использованы сообща. Если количество вещей позволяет — без ограничения, если нет — пропорционально числу имеющих право. Иначе распределение неравномерно и небеспри­страстно.
  13. Право владения в целом или право первого использования вещей, которые невозможно разделить и использовать сообща, должно предоставляться по жребию. Другого способа равномерного распределения нет.
  14. Вещи, которые не могут быть ни делимы, ни использованы сообща, должны быть присуждены первому владельцу или перворож­денному. Жребий бывает по соглашению сторон и по старшинству.
  15. Людям, которые являются посредниками мира, должна гаранти­роваться неприкос­но­венность.
  16. В случае спора заинтере­сованные стороны должны подчиниться решению арбитра — третьего лица. Если стороны не соглашаются с арбитром, они далеки от мира, как никогда.
  17. Никто не может быть судьей самого себя. Так как всякий человек делает все для своей выгоды, никто не может быть справедливым арбитром в собственном деле.
  18. Не следует ставить арбитром того, кому выгодна победа одной из сторон: это означало бы, что судья получил взятку, и никто не обязан доверять ему.
  19. Так как в спорах судья не должен доверять одной стороне больше, чем другой (если нет других аргументов), то он должен доверять третьему лицу, четвертому или большему числу лиц. Иначе вопрос останется нерешенным.
  20. Всякий человек обязан защищать на войне ту власть, от которой получает защиту в мирное время. Было бы противоречием думать, что тот, кто претендует на самосохранение, может погубить того, чьей силой он сохраняется.

Естественные законы неизменны и вечны, и их легко соблюдать. Наука об этих законах является моральной философией, объясняющей, что такое добро и зло.

О государстве

О возникновении государства

Цель государства — обеспечение безопасности. Но она не гарантируется ни естественным законом, ни объединением людей или семейств, ни множеством людей с собственными суждениями. Естественные законы без страха перед заставляющей их соблюдать силой противоречат страстям, влекущим нас к гордости, мести и т. п. Несогласные во мнениях относительно лучшего применения сил легко покоряются сплоченному врагу, а при его отсутствии воюют за свои интересы. Если каждый будет руковод­ствоваться частными суждениями и стремлениями, то не сможет защититься от общего врага и несправед­ливостей.

Некоторые существа (например, пчелы и муравьи, которых Аристотель причислил к общественным созданиям) живут без принуди­тельной власти. Люди так не могут по следующим причинам:

  1. Люди соперничают меж собой, добиваясь почета и чинов, завидуют и ненавидят — и в итоге воюют. Указанные же существа этого не делают.
  2. Общее благо пчел и муравьев совпадает с благом каждого, и, преследуя свою выгоду, они приносят общую пользу. Человеку же, который сравнивает себя с другими, по вкусу лишь то, что возвышает его над остальными.
  3. Указанные создания, не обладая разумом, не видят ошибки в управлении их общими делами. Многие же люди считают себя более мудрыми и способными управлять государ­ственными делами, чем другие, поэтому стремятся реформировать строй и этим вносят хаос.
  4. Муравьи и пчелы сообщают друг другу о своих желаниях и страстях, но лишены речи, при помощи которой некоторые люди представляют добро злом, а зло — добром и преувеличивают или пре­уменьшают размеры добра и зла, внося беспокойство в души других людей и смущая их мир.
  5. Неразумные существа, пока им хорошо, живут в мире с сотоварищами, человек же любит контролировать действия управляющих государством.
  6. Согласие существ обусловлено природой, людей — искусственным соглашением.

Чтобы сделать согласие постоянным и длительным, кроме общественного договора требуется общая власть, держащая людей в страхе и направляющая их к общему благу. Она может быть воздвигнута только путем сосредо­точения всей власти в одном человеке или собрании людей (предста­вителей), которое могло бы свести всю волю граждан (доверителей) в единую большинством голосов.

При объединении множества людей в одном лице, как если бы каждый человек сказал другому: «Я передаю этому человеку или собранию лиц право управлять собой при условии, что ты передаешь ему свое право и санкцио­нируешь все его действия», — возникает государство. Так рождается Левиафан — искусственно созданный человек или смертный земной Бог, которому мы под владычеством бессмертного Бога обязаны миром и защитой.

Носитель единого лица, обладающий верховной властью, называется сувереном, всякий другой — подданным.

О последствиях установления государства

Для достижения верховной власти есть два пути:

  1. Физическая сила. Например, когда кто-нибудь путем войны подчиняет врагов, даруя им жизнь. Такое государство основано на приобретении.
  2. Добровольное соглашение людей подчиниться человеку или собранию людей. Это государство основано на установлении (политическое).

Государство, основанное на приобретении, отличается от политического тем, что люди облекают верховной властью суверена из страха перед ним, а не перед друг другом. Права и последствия в обоих случаях одинаковы: если суверен двух территорий, одна из которых подчинена ему добровольно, другая — насильственно, станет требовать от покоренного народа больше, чем от другого, это вернет состояние войны.

Последствия установления государства:

  1. Подданные не могут изменять форму правления (к примеру, монархию на демократию).
  2. Верховная власть не может быть потеряна (никто не может быть освобожден от подданства под предлогом, что суверен нарушил обязательства).
  3. Никто не может протестовать против суверена, провозгла­шенного большинством.
  4. Подданные не могут осуждать действия суверена.
  5. Суверен ненаказуем подданными.
  6. Суверен — судья в отношении того, что необходимо для мира и защиты подданных и каким доктринам следует их учить.
  7. Суверен предписывает правила, с помощью которых подданные знают, что является их собственностью и что другие не могут отнять.
  8. Суверену принадлежат судебная власть и право решать споры (составная часть верховной власти — право юрисдикции).
  9. Суверен вправе объявить войну и заключить мир в зависимости от того, что посчитает более полезным.
  10. Суверен волен выбирать советников и министров (гражданских и военных).
  11. Суверен может награждать и наказывать подданных мерой, которую сочтет разумной (если более ранний закон ее не определил).
  12. Суверен вправе устанавливать почетные титулы и табели о рангах.

Эти права непередаваемы и неделимы. При отпадении одного права удержание остальных неэффективно в сохранении мира и справед­ливости. Так, по мнению Гоббса, если бы часть населения Англии не решила разделить власть между королем, лордами и палатой общин, то не дошло бы до гражданской войны по политическим и религиозным разногласиям.

Продолжение — на Smart Reading
Зарегистрируйтесь на Smart Reading и получите доступ к этому и ещё 600 пересказам нонфикшен-книг. Все пересказы озвучены, их можно скачать и слушать фоном. Первые 7 дней доступа — бесплатно.

Понравился ли пересказ?

Ваши оценки помогают понять, какие пересказы написаны хорошо, а какие надо улучшить. Пожалуйста, оцените пересказ:

Аудиокнига

Левиафан
Аудиокнига. 20 ч 20 мин. Читает Робот Иван.
Бесплатный отрывок:
Слушать по подписке
Первые 14 дней бесплатно,
затем 549 ₽ в месяц, Storytel
Робот Иван
20 ч 20 мин

Читайте также