Иван Сергеевич Тургенев
И. С. Тургенев
1818−1883

Рудин

1856
Краткое содержание романа
Читается за 5–10 мин
Оригинал — за 190−200 мин

В дере­вен­ском доме Дарьи Михай­ловны Ласун­ской, знатной и богатой поме­щицы, бывшей краса­вицы и столичной львицы, которая и вдали от циви­ли­зации все ещё орга­ни­зует у себя салон, ждут некоего барона, эрудита и знатока фило­софии, обещав­шего позна­ко­мить со своими науч­ными изыс­ка­ниями.

Ласун­ская зани­мает разго­вором собрав­шихся. Это — Пигасов, человек небо­гатый и настро­енный на цини­че­ский лад (его конёк — нападки на женщин), секре­тарь хозяйки Пандалев­ский, домашний учитель младших детей Ласун­ской Баси­стов, только что окон­чивший универ­ситет, отставной штабс-ротмистр Волынцев со своей сестрой, обес­пе­ченной молодой вдовой Липиной, и дочь Ласун­ской — совсем ещё юная Наталья.

Вместо ожида­емой знаме­ни­тости приез­жает Дмитрий Нико­ла­евич Рудин, кото­рому барон поручил доста­вить свою статью. Рудину лет трид­цать пять, одет он вполне заурядно; у него непра­вильное, но выра­зи­тельное и умное лицо.

Пона­чалу все чувствуют себя несколько скованно, общий разговор плохо нала­жи­ва­ется. Ожив­ляет беседу Пигасов, по своему обык­но­вению напа­да­ющий на «высокие материи», на абстрактные истины, что зиждутся на убеж­де­ниях, а последние, считает Пигасов, вообще не суще­ствуют.

Рудин осве­дом­ля­ется у Пига­сова, убеждён ли он в том, что убеж­дений не суще­ствует? Пигасов стоит на своём. Тогда новый гость спра­ши­вает: «Как же вы гово­рите, что их нет? Вот вам уже одно на первый случай».

Рудин очаро­вы­вает всех своей эруди­цией, ориги­наль­но­стью и логич­но­стью мышления. Баси­стов и Наталья слушают Рудина, затаив дыхание. Дарья Михай­ловна начи­нает обду­мы­вать, как она выведет своё новое «приоб­ре­тение» в свет. Один Пигасов недо­волен и дуется.

Рудина просят расска­зать о его студен­че­ских годах, прошедших в Гейдель­берге. В его повест­во­вании недо­стаёт красок, и Рудин, видимо, сознавая это, вскоре пере­ходит к общим расхож­де­ниям — и тут он вновь поко­ряет слуша­телей, поскольку «владел едва ли не высшей музыкой крас­но­речия».

Дарья Михай­ловна угова­ри­вает Рудина остаться ноче­вать. Остальные живут непо­да­лёку и отправ­ля­ются по домам, обсуждая выда­ю­щиеся даро­вания нового знако­мого, а Баси­стов и Наталья под впечат­ле­нием его речей не могут заснуть до утра.

Утром Ласун­ская начи­нает всячески ухажи­вать за Рудиным, кото­рого она твёрдо решила сделать укра­ше­нием своего салона, обсуж­дает с ним досто­ин­ства и недо­статки своего дере­вен­ского окру­жения, при этом выяс­ня­ется, что Михайло Михайлыч Лежнев, сосед Ласун­ской, давно и хорошо изве­стен также и Рудину.

И в этот момент слуга докла­ды­вает о приезде Лежнева, наве­стив­шего Ласун­скую по незна­чи­тель­ному хозяй­ствен­ному поводу.

Встреча старых прия­телей проте­кает довольно холодно. После того как Лежнев откла­ни­ва­ется, Рудин говорит Ласун­ской, что её сосед только носит маску ориги­наль­ности, чтобы скрыть отсут­ствие талантов и воли.

Спустив­шись в сад, Рудин встре­чает Наталью и зате­вает с ней разговор; он говорит горячо, убеди­тельно, говорит о позоре мало­душия и лени, о необ­хо­ди­мости каждому зани­маться делом. Рудин­ское одушев­ление действует на девушку, но не нравится Волын­цеву, нерав­но­душ­ному к Наталье.

Лежнев в компании Волын­цева и его сестры вспо­ми­нает студен­че­ские годы, когда он был близок с Рудиным. Подбор фактов из биографии Рудина не по душе Липиной, и Лежнев не закан­чи­вает повест­во­вания, обещая в другой раз расска­зать о Рудине больше.

За два месяца, что Рудин проводит у Ласун­ской, он стано­вится ей просто необ­ходим. Привыкшая вращаться в кругу людей остро­умных и изыс­канных, Дарья Михай­ловна находит, что Рудин может затмить любого столич­ного витию. Она восхи­ща­ется его речами, однако в прак­ти­че­ских вопросах по-преж­нему руко­вод­ству­ется сове­тами своего управ­ля­ю­щего.

Все в доме стара­ются испол­нить малейшую прихоть Рудина; особенно благо­го­веет перед ним Баси­стов, тогда как общий любимец почти не заме­чает моло­дого чело­века.

Дважды изъяв­ляет Рудин наме­рение поки­нуть госте­при­имный дом Ласун­ской, ссылаясь на то, что у него все деньги вышли, но зани­мает у хозяйки и Волын­цева — и оста­ётся.

Чаще всего бесе­дует Рудин с Ната­льей, которая жадно внимает его моно­логам. Под влия­нием рудин­ских идей и у неё самой появ­ля­ются новые светлые мысли, в ней разго­ра­ется «святая искра восторга».

Затра­ги­вает Рудин и тему любви. По его словам, в насто­ящее время нет людей, дерза­ющих любить сильно и страстно. Рудин своими словами прони­кает в самую душу девушки, и она долго размыш­ляет над услы­шанным, а потом вдруг разра­жа­ется горь­кими слезами.

Липина снова допы­ты­ва­ется у Лежнева, что же собою пред­став­ляет Рудин: Без особой охоты тот харак­те­ри­зует бывшего друга, и харак­те­ри­стика эта далеко не лестна. Рудин, говорит Лежнев, не очень сведущ, любит разыг­рать роль оракула и пожить за чужой счёт, но главная его беда в том, что, воспла­меняя других, сам он оста­ётся холоден, как лёд, нимало не помышляя о том, что его слова «могут смутить, погу­бить молодое сердце».

И действи­тельно, Рудин продол­жает выра­щи­вать цветы своего крас­но­речия перед Ната­льей. Не без кокет­ства говорит он о себе как о чело­веке, для кото­рого любовь уже не суще­ствует, указы­вает девушке, что ей следует оста­но­вить свой выбор на Волын­цеве. Как на грех, неча­янным свиде­телем их ожив­лённой беседы стано­вится именно Волынцев — и ему это крайне тяжело и непри­ятно.

Между тем Рудин, подобно неопыт­ному юноше, стре­мится форси­ро­вать события. Он призна­ется Наталье в любви и от неё доби­ва­ется такого же признания. После объяс­нения Рудин начи­нает внушать самому себе, что теперь он наконец-то счастлив.

Не зная, как ему посту­пить, Волынцев в самом мрачном распо­ло­жении духа уеди­ня­ется у себя. Совер­шенно неожи­данно перед ним возни­кает Рудин и объяв­ляет, что он любит Наталью и любим ею. Раздра­жённый и недо­уме­ва­ющий Волынцев спра­ши­вает гостя: для чего тот все это сооб­щает?

Тут Рудин пуска­ется в длинные и цвети­стые разъ­яс­нения мотивов своего визита. Он желал добиться взаи­мо­по­ни­мания, хотел быть откро­венным... Теря­ющий над собой контроль Волынцев резко отве­чает, что он совер­шенно не напра­ши­вался на доверие и его тяготит излишняя откро­вен­ность Рудина.

Сам иници­атор этой сцены тоже расстроен и винит себя в опро­мет­чи­вости, которая ничего, кроме дерзости со стороны Волын­цева, не принесла.

Наталья назна­чает Рудину свидание в уеди­нённом месте, где никто бы не смог увидеть их. Девушка говорит, что она во всем призна­лась матери, а та снис­хо­ди­тельно объяс­нила дочери, что её брак с Рудиным совер­шенно невоз­можен. Что же теперь намерен пред­при­нять её избранник?

Расте­рянный Рудин в свою очередь осве­дом­ля­ется: что обо всем этом думает сама Наталья и как она наме­рена посту­пить? И почти сразу же приходит к выводу: необ­хо­димо поко­риться судьбе. Даже будь он богат, рассуж­дает Рудин, сумеет ли Наталья пере­нести «насиль­ственное растор­жение» с семьёй, устроить свою жизнь вопреки воле матери?

Такое мало­душие пора­жает девушку в самое сердце. Она соби­ра­лась пойти на любые жертвы во имя своей любви, а её любимый струсил при первом же препят­ствии! Рудин пыта­ется хоть как-то смяг­чить удар с помощью новых увеще­ваний, но Наталья уже не слышит его и уходит. И тогда Рудин кричит ей вослед: «Вы трусите, а не я!»

Остав­шись один, Рудин долго стоит на месте и пере­би­рает свои ощущения, призна­ваясь себе, что в этой сцене он был ничтожен.

Оскорб­лённый откро­ве­ниями Рудина, Волынцев решает, что он просто обязан при таких обсто­я­тель­ствах вызвать Рудина на дуэль, однако его наме­рению не дано осуще­ствиться, так как приходит письмо от Рудина. Рудин много­словно сооб­щает, что не намерен оправ­ды­ваться (содер­жание письма как раз убеж­дает в обратном), и уведом­ляет о своём отъезде «навсегда».

При отъезде Рудин чувствует себя скверно: полу­ча­ется, будто его выго­няют, хотя все приличия и соблю­дены. Прово­жав­шему его Баси­стову Рудин по привычке начи­нает изла­гать свои мысли о свободе и досто­ин­стве, и говорит так образно, что у моло­дого чело­века просту­пают на глазах слезы. Плачет и сам Рудин, но это — «само­лю­бивые слезы».

Проходит два года. Лежнев и Липина стали благо­по­лучной семейной парой, обза­ве­лись крас­но­щёким младенцем. Они прини­мают у себя Пига­сова и Баси­стова. Баси­стов сооб­щает радостную весть: Наталья согла­си­лась выйти замуж за Волын­цева. Затем разговор пере­клю­ча­ется на Рудина. О нем мало что известно. Рудин последнее время проживал в Симбирске, но уже пере­брался оттуда в другое место.

А в тот же самый майский день Рудин тащится в плохонькой кибитке по просё­лочной дороге. На почтовой станции ему объяв­ляют, что в нужном Рудину направ­лении лошадей нет и неиз­вестно, когда будут, правда, можно уехать в другую сторону. После неко­то­рого размыш­ления Рудин грустно согла­ша­ется: «Мне все равно: поеду в Тамбов».

Ещё через несколько лет в губерн­ской гости­нице проис­ходит нега­данная встреча Рудина и Лежнева. Рудин расска­зы­вает о себе. Он пере­менил немало мест и занятий. Был чем-то вроде домаш­него секре­таря при богатом поме­щике, зани­мался мели­о­ра­цией, препо­давал русскую словес­ность в гимназии... И везде потерпел неудачу, стал даже поба­и­ваться своей несчаст­ливой судьбы.

Размышляя над жизнью Рудина, Лежнев не утешает его. Он говорит о своём уважении к старому това­рищу, который своими страст­ными речами, любовью к истине, быть может, испол­няет «высшее назна­чение».

26 июля 1848 г. в Париже, когда восстание «нацио­нальных мастер­ских» уже было подав­лено, на барри­каде возни­кает фигура высо­кого седого чело­века с саблей и красным знаменем в руках. Пуля преры­вает его призывный крик.

«Поляка убили!» — такова эпитафия, произ­не­сённая на бегу одним из последних защит­ников барри­кады. «Черт возьми!» — отве­чает ему другой. Этим «поляком» был Дмитрий Рудин.  Пересказал В. П. Мещеряков

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XIX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1996. — 832 с.
Рассказать друзьям:
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо.

Читайте также

Иван Сергеевич Тургенев
Тургенев
Первым, как водится, весть о возвра­щении Лаврец­кого принёс в дом Кали­тиных Гедео­нов­ский...
Иван Сергеевич Тургенев
Тургенев
В один из самых жарких дней 1853 г. на берегу Москвы-реки в тени цветущей липы лежали двое молодых людей. Двадца­ти­трех­летний Андрей Петрович Берсенев только что вышел третьим канди­датом Москов­ского универ­си­тета, и впереди его ждала учёная карьера...
Иван Сергеевич Тургенев
Тургенев
20 мая 1859 г. Николай Петрович Кирсанов, соро­ка­трех­летний, но уже немо­лодой с виду помещик, волнуясь, ожидает на посто­ялом дворе своего сына Аркадия, который только что окончил универ­ситет...
Что непонятно? Что упущено? Что можно улучшить? Все отзывы читаем, публикуем только полезные и интересные.