кадр из фильма «Ревизор» (1952)

Николай Васильевич Гоголь
Н. В. Гоголь
1809−1852

Ревизор

1836
Краткое содержание комедии
Читается за 5–10 мин
Оригинал — за 110−120 мин

В уездном городе, от коего «три года скачи, ни до какого госу­дар­ства не доедешь», город­ничий, Антон Анто­нович Сквозник-Дмуха­нов­ский, соби­рает чинов­ников, дабы сооб­щить прене­при­ятное изве­стие: письмом от знакомца он уведомлен, что в их город едет «ревизор из Петер­бурга, инког­нито. И ещё с секретным пред­пи­са­нием». Город­ничий — всю ночь снились две крысы неесте­ственной вели­чины — пред­чув­ствовал дурное. Выис­ки­ва­ются причины приезда реви­зора, и судья, Аммос Федо­рович Ляпкин-Тяпкин (который прочитал «пять или шесть книг, а потому несколько воль­но­думен»), пред­по­ла­гает зате­ва­емую Россией войну. Город­ничий меж тем сове­тует Артемию Филип­по­вичу Земля­нике, попе­чи­телю бого­угодных заве­дений, надеть на больных чистые колпаки, распо­ря­диться насчёт крепости кури­мого ими табака и вообще, по возмож­ности, умень­шить их число; и встре­чает полное сочув­ствие Земля­ники, почи­та­ю­щего, что «человек простой: если умрёт, то и так умрёт; если выздо­ро­веет, то и так выздо­ро­веет». Судье город­ничий указы­вает на «домашних гусей с малень­кими гусен­ками», что шныряют под ногами в передней для проси­телей; на засе­да­теля, от кото­рого с детства «отдаёт немного водкою»; на охот­ничий арапник, что висит над самым шкапом с бума­гами. С рассуж­де­нием о взятках (и в част­ности, борзыми щенками) город­ничий обра­ща­ется к Луке Лукичу Хлопову, смот­ри­телю училищ, и сокру­ша­ется странным привычкам, «нераз­лучным с учёным званием»: один учитель беспре­станно строит рожи, другой объяс­няет с таким жаром, что не помнит себя («Оно, конечно, Алек­сандр Маке­дон­ский герой, но зачем же стулья ломать? от этого убыток казне»).

Появ­ля­ется почт­мей­стер Иван Кузьмич Шпекин, «просто­душный до наив­ности человек». Город­ничий, опасаясь доносу, просит его просмат­ри­вать письма, но почт­мей­стер, давно уж читая их из чистого любо­пыт­ства («иное письмо с насла­жде­нием прочтёшь»), о петер­бург­ском чинов­нике ничего пока не встречал. Запы­хав­шись, входят поме­щики Бобчин­ский и Добчин­ский и, поми­нутно пере­бивая друг друга, расска­зы­вают о посе­щении гости­нич­ного трак­тира и молодом чело­веке, наблю­да­тельном («и в тарелки к нам заглянул»), с эдаким выра­же­нием в лице, — одним словом, именно реви­зоре: «и денег не платит, и не едет, кому же б быть, как не ему?»

Чинов­ники озабо­ченно расхо­дятся, город­ничий решает «ехать парадом в гости­ницу» и отдаёт спешные пору­чения квар­таль­ному отно­си­тельно улицы, ведущей к трак­тиру, и стро­и­тель­ства церкви при бого­угодном заве­дении (не забыть, что она начала «стро­иться, но сгорела», а то ляпнет кто, что и не стро­и­лась вовсе). Город­ничий с Добчин­ским уезжает в большом волнении, Бобчин­ский петушком бежит за дрож­ками. Явля­ются Анна Андре­евна, жена город­ни­чего, и Марья Анто­новна, дочь его. Первая бранит дочь за нерас­то­роп­ность и в окошко расспра­ши­вает уезжа­ю­щего мужа, с усами ли приезжий и с какими усами. Раздо­са­до­ванная неудачей, она посы­лает Авдотью за дрож­ками.

В маленькой гости­ничной комнате на барской постели лежит слуга Осип. Он голоден, сетует на хозяина, проиг­рав­шего деньги, на бездумную его расто­чи­тель­ность и припо­ми­нает радости жизни в Петер­бурге. Явля­ется Иван Алек­сан­дрович Хлестаков, молодой глупо­ватый человек. После пере­бранки, с возрас­та­ющей робо­стью, он посы­лает Осипа за обедом — а не дадут, так за хозя­ином. За объяс­не­ниями с трак­тирным слугою следует дрянной обед. Опустошив тарелки, Хлестаков бранится, об эту пору справ­ля­ется о нем город­ничий. В тёмном номере под лест­ницей, где квар­ти­рует Хлестаков, проис­ходит их встреча. Чисто­сер­дечные слова о цели путе­ше­ствия, о грозном отце, вызвавшем Ивана Алек­сан­дро­вича из Петер­бурга, прини­ма­ются за искусную выдумку инког­нито, а крики его о неже­лании идти в тюрьму город­ничий пони­мает в том смысле, что приезжий не станет покры­вать его проступков. Город­ничий, теряясь от страха, пред­ла­гает приез­жему денег и просит пере­ехать в его дом, а также осмот­реть — любо­пыт­ства ради — неко­торые заве­дения в городе, «как-то бого­угодные и другие». Приезжий неожи­данно согла­ша­ется, и, написав на трак­тирном счёте две записки, Земля­нике и жене, город­ничий отправ­ляет с ними Добчин­ского (Бобчин­ский же, усердно подслу­ши­вавший под дверью, падает вместе с нею на пол), а сам едет с Хлеста­ковым.

Анна Андре­евна, в нетер­пении и беспо­кой­стве ожидая вестей, по-преж­нему доса­дует на дочь. Прибе­гает Добчин­ский с запискою и рассказом о чинов­нике, что «не генерал, а не уступит гене­ралу», о его гроз­ности вначале и смяг­чении впослед­ствии. Анна Андре­евна читает записку, где пере­чис­ление солёных огурцов и икры пере­ме­жа­ется с просьбою приго­то­вить комнату для гостя и взять вина у купца Абду­лина. Обе дамы, ссорясь, решают, какое платье кому надеть. Город­ничий с Хлеста­ковым возвра­ща­ются, сопро­вож­да­емые Земля­никою (у коего в боль­нице только что отку­шали лабар­дана), Хлоповым и непре­мен­ными Добчин­ским и Бобчин­ским. Беседа каса­ется успехов Артемия Филип­по­вича: со времени его вступ­ления в долж­ность все больные «как мухи, выздо­рав­ли­вают». Город­ничий произ­носит речь о своём беско­рыстном усердии. Разне­жив­шийся Хлестаков инте­ре­су­ется, нельзя ли где в городе поиг­рать в карты, и город­ничий, разумея в вопросе подвох, реши­тельно выска­зы­ва­ется против карт (не смущаясь нимало давешним своим выиг­рышем у Хлопова). Совер­шенно развин­ченный появ­ле­нием дам, Хлестаков расска­зы­вает, как в Петер­бурге приняли его за глав­но­ко­ман­ду­ю­щего, что он с Пушкиным на друже­ской ноге, как управлял он некогда депар­та­ментом, чему пред­ше­ство­вали уговоры и посылка к нему трид­цати пяти тысяч одних курьеров; он живо­пи­сует свою беспри­мерную стро­гость, пред­ре­кает скорое произ­ве­дение своё в фельд­мар­шалы, чем наводит на город­ни­чего с окру­же­нием пани­че­ский страх, в коем страхе все и расхо­дятся, когда Хлестаков удаля­ется поспать. Анна Андре­евна и Марья Анто­новна, отспорив, на кого больше смотрел приезжий, вместе с город­ничим напе­ребой расспра­ши­вают Осипа о хозяине. Тот отве­чает столь двусмыс­ленно и уклон­чиво, что, пред­по­лагая в Хлеста­кове важную персону, они лишь утвер­жда­ются в том. Город­ничий отря­жает поли­цей­ских стоять на крыльце, дабы не пустить купцов, проси­телей и всякого, кто бы мог пожа­ло­ваться.

Чинов­ники в доме город­ни­чего сове­ща­ются, что пред­при­нять, решают дать приез­жему взятку и угова­ри­вают Ляпкина-Тяпкина, слав­ного крас­но­ре­чием своим («что ни слово, то Цицерон с языка слетел»), быть первым. Хлестаков просы­па­ется и вспу­ги­вает их. Вконец пере­тру­сивший Ляпкин-Тяпкин, вошед с наме­ре­нием дать денег, не может даже связно отве­чать, давно ль он служит и что выслужил; он роняет деньги и почи­тает себя едва ли уже не аресто­ванным. Поднявший деньги Хлестаков просит их взаймы, ибо «в дороге издер­жался». Беседуя с почт­мей­стером о прият­но­стях жизни в уездном городе, пред­ложив смот­ри­телю училищ сигарку и вопрос о том, кто, на его вкус, пред­по­чти­тельнее — брюнетки или блон­динки, смутив Земля­нику заме­ча­нием, что вчера-де он был ниже ростом, у всех пооче­рёдно он берет «взаймы» под тем же пред­логом. Земля­ника разно­об­разит ситу­ацию, донося на всех и пред­лагая изло­жить свои сооб­ра­жения пись­менно. У пришедших Бобчин­ского и Добчин­ского Хлестаков сразу просит тысячу рублей или хоть сто (впрочем, доволь­ству­ется и шестью­де­сятью пятью). Добчин­ский хлопочет о своём первенце, рождённом ещё до брака, желая сделать его законным сыном, — и обна­дёжен. Бобчин­ский просит при случае сказать в Петер­бурге всем вель­можам: сена­торам, адми­ралам («да если эдак и госу­дарю придётся, скажите и госу­дарю»), что «живёт в таком-то городе Петр Иванович Бобчин­ский».

Спро­вадив поме­щиков, Хлестаков садится за письмо прия­телю Тряпич­кину в Петер­бург, с тем чтобы изло­жить забавный случай, как приняли его за «государ­ствен­ного чело­века». Покуда хозяин пишет, Осип угова­ри­вает его скорее уехать и успе­вает в своих доводах. Отослав Осипа с письмом и за лошадьми, Хлестаков прини­мает купцов, коим громко препят­ствует квар­тальный Держи­морда. Они жалу­ются на «обижа­тель­ства» город­ни­чего, дают испро­шенные пятьсот рублей взаймы (Осип берет и сахарную голову, и многое ещё: «и верё­вочка в дороге приго­дится»). Обна­дё­женных купцов сменяют слесарша и унтер-офицер­ская жена с жало­бами на того же город­ни­чего. Остальных проси­телей выпи­рает Осип. Встреча с Марьей Анто­новной, которая, право, никуда не шла, а только думала, не здесь ли маменька, завер­ша­ется призна­нием в любви, поце­луем заврав­ше­гося Хлеста­кова и пока­я­нием его на коленях. Внезапно явив­шаяся Анна Андре­евна в гневе выстав­ляет дочь, и Хлестаков, найдя её ещё очень «аппе­титной», падает на колени и просит её руки. Его не смущает расте­рянное признание Анны Андре­евны, что она «в неко­тором роде замужем», он пред­ла­гает «удалиться под сень струй», ибо «для любви нет различия». Неожи­данно вбежавшая Марья Анто­новна полу­чает выво­лочку от матери и пред­ло­жение руки и сердца от все ещё стоя­щего на коленях Хлеста­кова. Входит город­ничий, пере­пу­ганный жало­бами прорвав­шихся к Хлеста­кову купцов, и умоляет не верить мошен­никам. Он не разу­меет слов жены о сватов­стве, покуда Хлестаков не грозит застре­литься. Не слишком понимая проис­хо­дящее, город­ничий благо­слов­ляет молодых. Осип докла­ды­вает, что лошади готовы, и Хлестаков объяв­ляет совер­шенно поте­рян­ному семей­ству город­ни­чего, что едет на один лишь день к бога­тому дяде, снова одал­жи­вает денег, усажи­ва­ется в коляску, сопро­вож­да­емый город­ничим с домо­чад­цами. Осип забот­ливо прини­мает персид­ский ковёр на подстилку.

Проводив Хлеста­кова, Анна Андре­евна и город­ничий преда­ются мечта­ниям о петер­бург­ской жизни. Явля­ются призванные купцы, и торже­ству­ющий город­ничий, нагнав на них вели­кого страху, на радо­стях отпус­кает всех с Богом. Один за другим приходят «отставные чинов­ники, почётные лица в городе», окру­жённые своими семей­ствами, дабы поздра­вить семей­ство город­ни­чего. В разгар поздрав­лений, когда город­ничий с Анною Андре­евной средь изны­ва­ющих от зависти гостей почи­тают уж себя гене­раль­скою четою, вбегает почт­мей­стер с сооб­ще­нием, что «чиновник, кото­рого мы приняли за реви­зора, был не ревизор». Распе­ча­танное письмо Хлеста­кова к Тряпич­кину чита­ется вслух и пооче­рёдно, так как всякий новый чтец, дойдя до харак­те­ри­стики собственной персоны, слепнет, буксует и отстра­ня­ется. Раздав­ленный город­ничий произ­носит обли­чи­тельную речь не так верто­праху Хлеста­кову, как «щелко­пёру, бума­го­ма­раке», что непре­менно в комедию вставит. Общий гнев обра­ща­ется на Бобчин­ского и Добчин­ского, пустивших ложный слух, когда внезапное явление жандарма, объяв­ля­ю­щего, что «прие­хавший по имен­ному пове­лению из Петер­бурга чиновник требует вас сей же час к себе», — повер­гает всех в подобие столб­няка. Немая сцена длится более минуты, в продол­жение коего времени никто не пере­ме­няет поло­жения своего. «Занавес опус­ка­ется».  Пересказала Е. В. Харитонова

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XIX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1996. — 832 с.
На обложке: кадр из фильма «Ревизор» (1952)
Рассказать друзьям:
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо.

Читайте также

Николай Васильевич Гоголь
Гоголь
Пред­ла­га­емая история, как станет ясно из даль­ней­шего, произошла несколько вскоре после «досто­слав­ного изгнания фран­цузов»...
Николай Васильевич Гоголь
Гоголь
История, произо­шедшая с Акакием Акаки­е­вичем Башмач­киным, начи­на­ется с рассказа о его рождении и причуд­ливом его имено­вании и пере­ходит к повест­во­ванию о службе его в долж­ности титу­ляр­ного совет­ника...
Александр Сергеевич Пушкин
Пушкин
В основе романа лежат мемуары пяти­де­ся­ти­лет­него дворя­нина Петра Андре­евича Гринева, напи­санные им во времена царство­вания импе­ра­тора Алек­сандра и посвя­щённые «пуга­чёв­щине», ...
Что непонятно? Что упущено? Что можно улучшить? Все отзывы читаем, публикуем только полезные и интересные.