кадр из фильма «Ромео и Джульетта» (1968)

Уильям Шекспир
Уильям Шекспир
1564−1616

Ромео и Джульетта

1595
Краткое содержание трагедии
Читается за 10–15 мин
Оригинал — за 120−130 мин

Действие трагедии охва­ты­вает пять дней одной недели, в течение которых проис­ходит роковая череда событий.

Первый акт начи­на­ется с пота­совки слуг, которые принад­лежат к двум враж­ду­ющим семьям — Монтекки и Капу­летти. Неясно, что послу­жило причиной вражды, очевидно лишь, что она давняя и непри­ми­римая, втяги­ва­ющая в водо­ворот стра­стей и молодых, и старых. К слугам быстро присо­еди­ня­ются знатные пред­ста­ви­тели двух домов, а затем и сами их главы. На залитой июль­ским солнцем площади заки­пает насто­ящий бой. Горо­жанам, уставшим от розни, с трудом удаётся разнять деру­щихся. Наконец прибы­вает верховный прави­тель Вероны — князь, который прика­зы­вает прекра­тить столк­но­вение под страхом смерти, и сердито удаля­ется.

На площади появ­ля­ется Ромео, сын Монтекки. Он уже знает о недавней стачке, но мысли его заняты другим. Как и поло­жено в его возрасте, он влюблён и стра­дает. Предмет его нераз­де­лённой страсти — некая непри­ступная краса­вица Роза­лина. В разго­воре с прия­телем Бенволио он делится своими пере­жи­ва­ниями. Бенволио добро­душно сове­тует обра­тить взор на прочих девушек и посме­и­ва­ется над возра­же­ниями друга.

В это время Капу­летти наносит визит родственник князя граф Парис, который просит руки един­ственной дочери хозяев. Джульетте ещё не испол­ни­лось и четыр­на­дцати, но отец согла­ша­ется на пред­ло­жение. Парис знатен, богат, красив, и о лучшем женихе нельзя мечтать. Капу­летти пригла­шает Париса на ежегодный бал, который они дают в этот вечер. Хозяйка отправ­ля­ется в покои дочери, чтобы преду­пре­дить Джульетту о сватов­стве. Втроём — Джульетта, мать и корми­лица, вырас­тившая девочку, — они живо обсуж­дают новость. Джульетта пока безмя­тежна и послушна роди­тель­ской воле.

На пышный бал-карнавал в доме Капу­летти под масками прони­кают несколько молодых людей из враже­ского лагеря — в том числе Бенволио, Меркуцио и Ромео. Все они горячи, остры на язык и ищут приклю­чений. Особенно насмешлив и речист Меркуцио — ближайший друг Ромео. Сам Ромео охвачен на пороге дома Капу­летти странной тревогой. «Добра не жду. Неве­домое что-то, / Что спря­тано пока ещё во тьме, / Но заро­дится с нынеш­него бала, / Безвре­менно укоротит мне жизнь / Виной каких-то странных обсто­я­тельств. / Но тот, кто направ­ляет мой корабль, / Уж поднял парус...»

В толчее бала, среди случайных фраз, кото­рыми обме­ни­ва­ются хозяева, гости и слуги, взгляды Ромео и Джульетты впервые пере­се­ка­ются, и, подобно осле­пи­тельной молнии, их пора­жает любовь.

Мир для обоих момен­тально преоб­ра­жа­ется. Для Ромео с этого мгно­венья не суще­ствует прошлых привя­зан­но­стей: «Любил ли я хоть раз до этих пор? / О нет, то были ложные богини. / Я истинной красы не знал отныне...» Когда он произ­носит эти слова, его по голосу узнает двою­родный брат Джульетты Тибальт, немед­ленно хвата­ю­щийся за шпагу. Хозяева упра­ши­вают его не подни­мать шум на празд­нике. Они заме­чают, что Ромео изве­стен благо­род­ством и нет беды, даже если он побывал на балу. Уязв­лённый Тибальт зата­и­вает обиду.

Ромео тем временем удаётся обме­няться с Джульеттой несколь­кими репли­ками. Он в костюме монаха, и за капю­шоном она не видит его лица. Когда девушка выскаль­зы­вает из зала на зов матери, Ромео от корми­лицы узнает, что она — дочь хозяев. Через несколько минут Джульетта делает такое же открытие — через ту же корми­лицу она выяс­няет, что Ромео — сын их закля­того врага! «Я вопло­щенье нена­вистной силы / Некстати по незнанью полю­била».

Бенволио и Меркуцио уходят с бала, не дождав­шись друга. Ромео в это время неслышно пере­ле­зает через стену и прячется в густом саду Капу­летти. Чутье приводит его к балкону Джульетты, и он, замирая, слышит, как она произ­носит его имя. Не выдержав, юноша отзы­ва­ется. Разговор двух влюб­лённых начи­на­ется с робких воскли­цаний и вопросов, а закан­чи­ва­ется клятвой в любви и реше­нием немедля соеди­нить свои судьбы. «Мне не подвластно то, чем я владею. / Моя любовь без дна, а доброта — как ширь морская. / Чем я больше трачу, тем станов­люсь безбрежней и богаче» — так говорит Джульетта о пора­зившем её чувстве. «Святая ночь, святая ночь... / Так непо­мерно счастье...» — вторит ей Ромео. С этого момента Ромео и Джульетта действуют с необы­чайной твёр­до­стью, отвагой и вместе с тем осто­рож­но­стью, полно­стью подчи­няясь погло­тившей их любви. Из их поступков непро­из­вольно уходит детскость, они вдруг преоб­ра­жа­ются в умуд­рённых высшим опытом людей.

Их пове­рен­ными стано­вятся монах брат Лоренцо, духовник Ромео, и корми­лица, наперс­ница Джульетты. Лоренцо согла­ша­ется тайно обвен­чать их — он наде­ется, что союз юных Монтекки и Капу­летти послужит миру между двумя семьями. В келье брата Лоренцо совер­ша­ется обряд брако­со­че­тания. Влюб­лённые пере­пол­нены счастьем.

Но в Вероне по-преж­нему жаркое лето, и «в жилах заки­пает кровь от зноя». Особенно у тех, кто и без того вспыльчив как порох и ищет повода пока­зать свою храб­рость. Меркуцио коро­тает время на площади и спорит с Бенволио, кто из них больше любит ссоры. Когда появ­ля­ется задира Тибальт с прия­те­лями, стано­вится ясно, что без стычки не обой­тись. Обмен едкими колко­стями прерван приходом Ромео. «Отстаньте! Вот мне нужный человек, — заяв­ляет Тибальт и продол­жает: — Ромео, сущность чувств моих к тебе вся выра­зима в слове: ты мерзавец». Однако гордец Ромео не хвата­ется в ответ за шпагу, он лишь говорит Тибальту, что тот заблуж­да­ется. Ведь после венчанья с Джульеттой он считает Тибальта своим родствен­ником, почти братом! Но никто этого ещё не знает. А Тибальт продол­жает изде­ва­тель­ства, пока не вмеши­ва­ется взбе­шённый Меркуцио: «Трус­ливая, презренная покор­ность! / Я кровью должен смыть её позор!» Они дерутся на шпагах. Ромео в ужасе от проис­хо­дя­щего броса­ется между ними, и в эту минуту Тибальт из-под его руки ловко наносит удар Меркуцио, а затем быстро скры­ва­ется со своими сообщ­ни­ками. Меркуцио умирает на руках у Ромео. Последние слова, которые он шепчет: «Чума возьми семей­ства ваши оба!»

Ромео потрясён. Он потерял лучшего друга. Мало того, он пони­мает, что тот погиб из-за него, что Меркуцио был предан им, Ромео, когда защищал его честь... «Благо­даря тебе, Джульетта, станов­люсь я слишком мягок...» — бормочет Ромео в порыве раска­янья, горечи и ярости. В этот миг на площади вновь появ­ля­ется Тибальт. Обнажив шпагу, Ромео нале­тает на него в «огнен­но­оком гневе». Они бьются молча и исступ­лённо. Через несколько секунд Тибальт падает мёртвым. Бенволио в страхе велит Ромео срочно бежать. Он говорит, что смерть Тибальта на поединке будет расце­нена как убий­ство и Ромео грозит казнь. Ромео уходит, подав­ленный всем проис­шедшим, а площадь запол­няют возму­щённые горо­жане. После объяс­нений Бенволио князь выносит приговор: отныне Ромео осуждён на изгнанье — в противном случае его ждёт смерть.

Джульетта узнает о страшной новости от корми­лицы. Сердце её сжима­ется от смертной тоски. Скорбя о гибели брата, она тем не менее непре­клонна в оправ­дании Ромео. «Супруга ль осуж­дать мне? / Бедный муж, где доброе тебе услы­шать слово, / Когда его не скажет и жена на третьем часе брака...»

Ромео в этот миг мрачно выслу­ши­вает советы брата Лоренцо. Тот убеж­дает юношу скрыться, подчи­нив­шись закону, пока ему не будет даро­вано прощение. Он обещает регу­лярно посы­лать Ромео письма. Ромео в отча­янье, изгнанье для него — та же смерть. Он изны­вает от тоски по Джульетте. Лишь несколько часов удаётся провести им вместе, когда ночью он тайком проби­ра­ется в её комнату. Трели жаво­ронка на рассвете изве­щают влюб­лённых, что им пора расста­ваться. Они никак не могут оторваться друг от друга, бледные, терза­емые пред­сто­ящей разлукой и тревож­ными пред­чув­ствиями. Наконец Джульетта сама угова­ри­вает Ромео уйти, стра­шась за его жизнь.

Вошедшая в спальню дочери леди Капу­летти застаёт Джульетту в слезах и объяс­няет это горем из-за смерти Тибальта. Изве­стие, которое сооб­щает мать, застав­ляет Джульетту похо­ло­деть: граф Парис торопит со свадьбой, и отец уже принял решение о венчанье на следу­ющий день. Девушка молит роди­телей обождать, но те непре­клонны. Или немед­ленная свадьба с Парисом — или «тебе тогда я больше не отец». Корми­лица после ухода роди­телей угова­ри­вает Джульетту не пере­жи­вать: «Твой новый брак затмит своими выго­дами первый...» «Аминь!» — заме­чает в ответ Джульетта. С этой минуты в корми­лице она видит уже не друга, а врага. Оста­ётся един­ственный человек, кому ещё может она дове­рять, — брат Лоренцо. «И если не поможет мне монах, / Есть сред­ство умереть в моих руках».

«Всему конец! Надежды больше нет!» — безжиз­ненно говорит Джульетта, когда оста­ётся наедине с монахом. В отличие от корми­лицы Лоренцо не утешает её — он пони­мает отча­янное поло­жение девушки. Всем сердцем сочув­ствуя ей и Ромео, он пред­ла­гает един­ственный путь к спасению. Ей надо притво­риться покорной воле отца, гото­виться к свадьбе, а вечером принять чудо­дей­ственный раствор. После этого она должна погру­зиться в состо­яние, напо­ми­на­ющее смерть, которое продлится ровно сорок два часа. За этот срок Джульетту погребут в фамильном склепе. Лоренцо же даст знать обо всем Ромео, тот прибудет к моменту её пробуж­дения, и они смогут исчез­нуть до лучшей поры... «Вот выход, если ты не оробеешь / Или не спутаешь чего-нибудь», — заклю­чает монах, не утаивая опас­ности этого тайного плана. «Дай склянку мне! Не говори о страхе», — обры­вает его Джульетта. Окры­лённая новой надеждой, она уходит с флаконом раствора.

В доме Капу­летти гото­вятся к свадьбе. Роди­тели счаст­ливы, что дочь больше не упря­мится. Корми­лица и мать нежно проща­ются с ней перед сном. Джульетта оста­ётся одна. Перед реша­ющим поступком её охва­ты­вает страх. Что, если монах обманул её? Или эликсир не подей­ствует? Или действие будет иным, чем он обещал? Что, если она проснётся раньше времени? Или ещё хуже — оста­нется жива, но поте­ряет рассудок от страха? И все-таки, не колеб­лясь, она выпи­вает флакон до дна.

Утром дом огла­шает истошный вопль корми­лицы: «Джульетта померла! Она скон­ча­лась!» Дом охва­ты­вает смятение и ужас. Сомнений быть не может — Джульетта мертва. Она лежит в постели в свадебном наряде, окоче­невшая, без кровинки в лице. Парис, как все прочие, подавлен страшной вестью. Музы­канты, пригла­шённые играть на свадьбе, ещё неловко топчутся, ожидая приказов, но несчастная семья уже погру­жа­ется в безутешный траур. Пришедший Лоренцо произ­носит слова сочув­ствия близким и напо­ми­нает, что покой­ницу пора нести на клад­бище.

...«Я видел сон: ко мне жена явилась. / А я был мёртв и, мёртвый, наблюдал. / И вдруг от жарких губ её я ожил...» — Ромео, который скры­ва­ется в Мантуе, ещё не подо­зре­вает, каким проро­че­ским окажется это видение. Пока он ничего не ведает о случив­шемся в Вероне, а лишь, сжига­емый нетер­пе­нием, ждёт вестей от монаха. Вместо посыль­ного появ­ля­ется слуга Ромео Балтазар. Юноша кида­ется к нему с расспро­сами и — о горе! — узнает ужасную весть о смерти Джульетты. Он отдаёт команду запря­гать лошадей и обещает: «Джульетта, мы сегодня будем вместе». У мест­ного апте­каря он требует самого страш­ного и скорого яда и за пять­десят дукатов полу­чает порошок — «в любую жидкость всыпьте, / И будь в вас силы за двадца­терых, / Один глоток уложит вас мгно­венно».

В это самое время брат Лоренцо пере­жи­вает не меньший ужас. К нему возвра­ща­ется монах, кото­рого Лоренцо посылал в Мантую с тайным письмом. Оказы­ва­ется, роковая случай­ность не позво­лила выпол­нить пору­чение: монах был заперт в доме по случаю чумного каран­тина, так как его товарищ перед тем ухаживал за боль­ными.

Последняя сцена проис­ходит в гроб­нице семьи Капу­летти. Здесь, рядом с Тибальтом, только что поло­жили в усыпаль­нице мёртвую Джульетту. Задер­жав­шийся у гроба невесты Парис забра­сы­вает Джульетту цветами. Услышав шорох, он прячется. Появ­ля­ется Ромео со слугой. Он отдаёт Балта­зару письмо к отцу и отсы­лает его, а сам ломом откры­вает склеп. В этот момент Парис высту­пает из укрытия. Он преграж­дает Ромео путь, грозит ему арестом и казнью. Ромео просит его уйти добром и «не иску­шать безум­ного». Парис наста­и­вает на аресте. Начи­на­ется поединок. Паж Париса в страхе броса­ется за помощью. Парис гибнет от шпаги Ромео и перед смертью просит внести его в склеп к Джульетте. Ромео наконец оста­ётся один перед гробом Джульетты, Он поражён, что в гробу она выглядит как живая и так же прекрасна. Проклиная злые силы, унёсшие это совер­шен­нейшее из земных созданий, он целует Джульетту в последний раз и со словами «Пью за тебя, любовь!» выпи­вает яд.

Лоренцо опаз­ды­вает на какой-то миг, но он уже не в силах оживить юношу. Он поспе­вает как раз к пробуж­дению Джульетты. Увидев монаха, она немед­ленно спра­ши­вает, где её супруг, и заве­ряет, что все отлично помнит и чувствует себя бодрой и здоровой. Лоренцо, боясь сказать ей страшную правду, торопит её поки­нуть склеп. Джульетта не слышит его слов. Увидев мёрт­вого Ромео, она думает лишь о том, как скорее умереть самой. Она доса­дует, что Ромео один выпил весь яд. Зато рядом с ним лежит кинжал. Пора. Тем более что снаружи уже слышны голоса сторожей. И девушка вонзает себе в грудь кинжал.

Вошедшие в усыпаль­ницу нашли мёртвых Париса и Ромео, а рядом с ними ещё тёплую Джульетту. Давший волю слезам Лоренцо поведал траги­че­скую историю влюб­лённых. Монтекки и Капу­летти, забыв о старых распрях, протя­нули руки друг другу, безутешно опла­кивая мёртвых детей. Решено было поста­вить на их могилах по золотой статуе.

Но, как верно заметил князь, все равно повесть о Ромео и Джульетте оста­нется печаль­нейшей на свете...  Пересказала В. А. Сагалова

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Зарубежная литература древних эпох, средневековья и Возрождения / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 848 с.
На обложке: кадр из фильма «Ромео и Джульетта» (1968)
Рассказать друзьям:
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо.

Читайте также

Уильям Шекспир
Шекспир
Площадь перед замком в Эльси­норе. На страже Марцелл и Бернард, датские офицеры. К ним позднее присо­еди­ня­ется Горацио, учёный друг Гамлета, принца Датского...
Мольер
Мольер
Каза­лось бы, чего ещё нужно почтен­ному буржуа г-ну Журдену? Деньги, семья, здоровье — все, что только можно поже­лать, у него есть. Так ведь нет, взду­ма­лось Журдену стать аристо­кратом, уподо­биться знатным господам...
Денис Иванович Фонвизин
Фонвизин
Деревня поме­щиков Проста­ковых. Госпожа Проста­кова в гневе: крепостной портной Тришка, считает она, сшил слишком узкий кафтан её люби­мому сыну, шест­на­дца­ти­лет­нему недо­рослю Митро­фа­нушке...
Что непонятно? Что упущено? Что можно улучшить? Все отзывы читаем, публикуем только полезные и интересные.