Если с ребёнком трудно. Что делать, если больше нет сил терпеть

2013
Краткое содержание книги
Читается за 32 минуты, оригинал — 4 ч

Поведение ребенка: перезагрузка

Жизнь современного родителя непроста. Чего только стоят названия книг «Если ваш ребенок сводит вас с ума», «Руководство по выживанию для родителей» и др. Но проблема не нова. Родители жаловались на своих детей со времен Древнего Египта. И ничего — мир до сих пор не рухнул.

Следовательно, немедленно решать проблему не обязательно. Мы вполне можем перестать стараться исправить ситуацию прямо сейчас, поставить ее на паузу — и разобраться:

  • что мешает ребенку вести себя лучше (в том числе как связано его поведение и ваши отношения, какие педагогические приемы работают, а какие — нет);
  • как изменить поведение ребенка, если оно вас никак не устраивает.

Книга дает пошаговую инструкцию по улучшению поведения ребенка, советы родителям и всем тем, кто так или иначе имеет дело с детьми.

Что мешает ребенку хорошо себя вести

Как ваши отношения с ребенком связаны с его поступками

Очень многое в поведении детей объясняется угрозой разрыва привязанности — глубокой эмоциональной, жизненно необходимой (без нее малышу не выжить) связи между ребенком и «его» взрослым.

Ребенок шумит, бегает и дергает вас, в то время как вы увлечены разговором с гостем. Он не хулиганит, а тревожится за ваши отношения: вы перестали обращать на него внимание, и теперь он ждет подтверждения, что с привязанностью все в порядке. Если вы выставите ребенка из комнаты, он встревожится еще больше и продолжит борьбу за привязанность — будет плакать, кричать и колотить кулаками в дверь.

Еще одна причина «плохого» поведения ребенка — нарушение его границ. Каждый из нас, в том числе ребенок, отдельная личность, имеющая право на свою территорию в прямом (свой стол, кровать, комнату) и переносном смысле (время, друзей, увлечения, мысли). Многие взрослые не могут забыть, как папа в детстве наказал их за то, что те забрали свою (!) вещь у младшего брата, или как мама прочитала личный дневник. При столкновении с мощным агрессором (собственным родителем) единственный способ защититься — грубость, крик или отказ от общения. Чтобы изменить такое поведение ребенка, достаточно изменить свое.

Нет другого способа научить ребенка стучаться, прежде чем войти, кроме как стучаться самим. Нет другого способа научить ребенка не брать чужого без спроса, кроме как спрашивать разрешения восполь­зоваться его вещью.

Частый случай нарушения границ — требование «сделать немедленно». Обращаться к человеку не с просьбой, а с приказом, не интересуясь его планами и желаниями, — это неуважение (исключение — чрезвычайные ситуации, связанные с безопасностью). Ребенку приходится либо проглотить обиду (каждый такой «глоток» — трещина в отношениях), либо нагрубить.

В семьях, где просьбы к ребенку сопровождаются словами «пожалуйста», «если тебе не трудно», «когда тебе будет удобно», «если ты не очень устал», конфликтов почти не бывает.

Забота и власть — это работает только вместе. Если мало заботы, родитель превращается в тирана, мало власти — в слугу. Важно, чтобы взрослый был надежной защитой и опорой, от него исходила уверенность и сила и при этом он не делал ребенка «удобным» для себя и тем самым вредил его развитию. Когда родитель последо­вательно проявляет властную заботу, ребенок обычно чувствует себя спокойно и защищенно, у него много душевных сил и есть занятия поинтереснее, чем мотать нервы взрослым. Если такой ребенок и делает что-то не то по глупости или из озорства, родителю обычно легко удается поправить дело — ведь чадо ему доверяет и сотрудничает с ним.

Честно ответьте на вопросы:

  1. Получается ли у меня заботиться о реальных потребностях ребенка?
  2. Не боюсь ли я ответственности и власти?

Если вы ответили на оба вопроса утвердительно, значит, вы на верном пути к апгрейду своей родительской модели.

Над чем родители не властны

Темперамент, особенности нервной системы или степень ее зрелости изменить невозможно. Сколько бы сил и времени вы ни потратили, вы не сможете сделать гиперак­тивного ребенка уравновешенным, медлительного — расторопным, рассеянного — внимательным, замкнутого — душой компании, чувстви­тельного — невозмутимым. Чем больше вы будете бороться с врожденными качествами, тем больше риск невроти­зировать ребенка, разрушить отношения, а неудобное вам поведение — усилить. К поведению, связанному с устойчивыми качествами, надо приспособиться: подкоррек­тировать проявления особенностей так, чтобы было меньше проблем для ребенка и окружающих.

Рассеянный ребенок все равно будет много чего забывать и путать, но вполне реально научить его не выходить зимой на снег в школьной сменке. Медлительный не начнет «летать», однако не опаздывать каждый день в школу сможет.

Преодолеть ограничения, связанные с особенностями нервной системы, можно при условии, что душевные силы ребенка не будут тратиться на оборону от вас.

Сформулируйте задачу не как «заставить его», а как «помочь ему». Иногда помочь — значит самому натянуть на ребенка колготки, иногда — отвести к невропатологу и заняться грамотной психокор­рекцией, иногда — разрешить гиперак­тивному ребенку учить стихи, прыгая на кровати, иногда — придумать способ общения, позволяющий вам быть вместе, несмотря на то, что вы хотите разного.

Когда-нибудь ребенок поймет, что его особенности могут ему помешать, и сам захочет их изменить. Важно, чтобы к этому моменту он был уверен, что может с вами о них поговорить, посоветоваться, попросить помощи.

Еще одна сила, которой взрослые любят бросать вызов, — время. Они его игнорируют или подгоняют.

Одиннадца­ти­летнего мальчика отводят и встречают из школы, не отпускают одного даже в магазин за хлебом. Четырех­летнего ребенка учат читать и тратят на это год мучительных усилий, в результате к восьми годам он читает так же, как все дети. Двухлетку ругают за то, что он ноет в транспорте, хотя очевидно, что такой маленький ребенок не способен сдерживать эмоции.

Формула «Если ребенка сразу не приучишь (отучишь), то так будет всегда» — одна из самых вредоносных в воспитании. Такой подход подразумевает взгляд на ребенка, как на банку с крышкой, в которой останется то, что туда положишь. Но, как известно, «и это пройдет»: неудобное поведение ребенка, связанное с конкретным моментом (переутомлен, испуган) или возрастом (капризы трехлеток, перепады настроения подростков), разумнее просто переждать.

Если мы будем пытаться менять и ломать процесс, то либо потерпим неудачу, либо добьемся желательного поведения, нарушив естественное развитие. Попробуйте почувствовать неповто­римость и прелесть каждого возраста ребенка. Ведь пытаясь удержать прошлое или торопить будущее, мы пропускаем настоящее.

Не нужно воевать с чувствами ребенка. Если ребенок расстроен, рассержен, устал или недоволен — он имеет на это право. Не признавая его чувства, вы заставляете его обороняться. Постарайтесь понять ребенка и подождать, когда он успокоится, и только потом переходить к выводам и предлагать конкретные действия.

«Я вижу, что ты боишься», «Конечно, ты не хочешь, чтобы мы уходили», «Я понимаю, как тебе не хочется делать уроки».

Главное, сказав это, остановиться (не стоит продолжать «но все равно надо» — ребенок и так это знает). Часто этого бывает достаточно: ребенок успокаивается и делает необходимое. Но иногда нужна дополни­тельная помощь.

«Давай я буду держать тебя за руку и рассказывать что-нибудь интересное, пока у тебя будут брать кровь», «Смотри на картинку, которую я нарисовала: сердечки на ней показывают, что я тебя люблю, даже когда на работе», «Давай ты будешь делать уроки, а я пойду печь пирог, потом мы будем вместе пить чай и заодно повторим устные задания».

Если ребенок рыдает над задачей, которую не может решить, или, злясь, швыряет тетради, попросите его отложить уроки, возьмите на руки или обнимите, если сильно распере­живался — вместе выпейте чаю. Только потом подсказывайте решение задачи. Говорить, что не стоит впадать в отчаяние, если сразу не получается, можно, но только после — при случае, в подходящий момент, когда вы оба будете спокойны.

Как отражаются на детях разные воспита­тельные приемы

Наш мозг, как матрешка: внутри внешнего мозга спрятан внутренний. Привязанность хранится в последнем (его еще называют лимбической системой и эмоциональным мозгом), отвечающем за чувства и отношения. Если лимбическая система расценит какую-то ситуацию как тревожную, то внешний — разумный — мозг не сможет работать нормально.

Поэтому понятно, что объяснения, нотации и назидательные беседы на повышенных тонах не работают — находясь в состоянии стресса и тревоги, ребенок вас просто не слышит. Некоторые родители не орут на детей, но пугают, отвергают, бойкотируют или смотрят с ненавистью.

«Уйди с моих глаз», «Такой плохой мне не нужен», «Тебя милиционер заберет», «Отдадим в больницу».

В любом случае для ребенка недовольство родителя — серьезный стресс. Родитель своим видом или словами показывает, что привязанность под угрозой. Иррацио­нальной части детской психики страшно: вдруг мама действительно уйдет, прогонит, бросит, и тогда я пропал — это ребенок прекрасно понимает. В лимбической системе включается сигнал тревоги, подобный сирене «скорой помощи», и внешний мозг «зависает». С этого момента все ваши разумные доводы — пустое сотрясение воздуха.

Если на ребенка постоянно орать, критиковать, пугать, шантажировать, бить или запирать в комнате, он в конце концов может отказаться от привязанности, «отморозить» чувства. Ему останется только терпеть осуждение, пока он не может уйти от родителей. Повзрослев, он, скорее всего, станет циничным, жестоким одиночкой, презирающим семейные ценности и тех, кто ассоциируется с заботой о ближнем: людей помогающих профессий, благотво­рителей, волонтеров, многодетных родителей. В более мягком варианте ребенок не порвет внутреннюю связь с родителем полностью, но научится игнорировать ор или нотации. Родитель утратит такой канал связи, как слова.

Воспитывать ребенка в состоянии аффекта невозможно и не нужно. Говорить правильные слова имеет смысл только после того, как вы оба успокоитесь (когда сидите в обнимку с высохшими слезами, либо через несколько часов, например перед сном, или даже на следующий день). И здесь хорошо работают методы конструк­тивного общения американского психолога Томаса Гордона (в России они стали известны благодаря книгам Юлии Гиппенрейтер), в частности активное слушание — распознавание, называние чувств и потребностей ребенка. Активно слушая, мы даем ребенку понять: я здесь, я с тобой, я по-прежнему твой заботящийся взрослый, с нашей связью все в порядке, что бы ты ни натворил.

Проведите мысленный эксперимент. Подумайте о том, что вам в себе не нравится. Например, лишний вес, обидчивость или привычка все откладывать на последний момент. Приведите аргументы, почему это плохо и следует изменить: лишний вес вредит здоровью, обиды по пустякам ухудшают отношения и портят самочувствие, привычка к авралам не раз ставила вас в трудную ситуацию и т. д. Что вы чувствуете, когда думаете о своих недостатках? А теперь представьте, что тот же текст с доводами и призывами измениться произносит другой человек. Он объясняет вам, как вредно быть таким толстым, как глупо обижаться, как важно научиться делать все вовремя. Что теперь произошло с вашим желанием «начать новую жизнь»?

Ребенок воспринимает привязанность к родителю как прочную страховочную веревку над пропастью. Ее держит человек, которому он доверяет больше, чем себе. Если ребенку кажется, что «веревка» ослабла, он дергает за нее в надежде, что она всего лишь немного провисла и сейчас снова натянется. Дергает с замиранием сердца — а вдруг окажется, что ее выпустили из рук? Но если не дернуть, то как узнать?

Когда у ребенка есть сомнения в прочности привязанности, он пробует поведение, ставящее отношение к нему родителя под угрозу. «Ты по-прежнему мой взрослый? — словно спрашивает он. — Даже если я так делаю?» Поскольку этот вопрос рождается во внутреннем мозге, ребенок ждет ответа на него не словами, а чувствами и действиями. Если у родителя получается дать ребенку понять, что он его по-прежнему любит, ребенок успокаивается и может изменить поведение. Если же взрослый в ответ заводится, непереносимое для родителя поведение повторяется.

Наказания дают не тот эффект, который бы хотелось получить родителям. Во взрослой жизни их почти нет (кроме уголовных и административных). Если мы плохо работаем, нас просто уволят, и совсем не чтобы наказать, а чтобы работа шла лучше. Если мы эгоистичны и хамоваты, у нас не будет друзей просто потому, что люди предпочитают общаться с приятными личностями. Мир строится на принципе естественных последствий. Поэтому если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, то оказываем ему медвежью услугу.

Физическое насилие в лучшем случае приводит к умению хитрить и приспосаб­ливаться, в худшем — к ненависти и презрению ребенка к избивающему родителю. У ребенка перевора­чивается картина мира, «земля уходит из-под ног»: свой взрослый — источник защиты и заботы — становится источником боли и страха. Отказ родителя от эмпатии (порка без этого невозможна) приводит к отсутствию эмпатии у ребенка. Он перестает реагировать на частые шлепки, приходится переходить ко все более серьезным побоям. Чувстви­тельных детей, напротив, даже разовый удар может сильно травмировать, привести к заиканию или другому невроти­ческому синдрому. Позволяя себе решать проблему с помощью физической силы, вы не сможете объяснить ребенку, почему нельзя бить слабых и драться.

Эмоциональное насилие — оскорбления, угрозы, шантаж, запугивание, бойкот — приводит к тому, что ребенок постепенно перестает реагировать на методичное уничтожение словами. В подростковом возрасте ребенок может возненавидеть таких родителей и полностью порвать связь, что для него опасно — ведь на самом деле он не готов к самосто­я­тельной жизни. Бывают противо­положные случаи — ребенок остается в эмоциональном подчинении у родителя на всю жизнь, оказывается не в состоянии жить самосто­ятельно.

Суициды подростков часто происходят из-за того, что они в очередной раз представляют себе, «что скажут родители». Ребенок уже не раз слышал текст в духе «Какая ты неблагодарная тварь!», а дети понимают такие слова всегда одинаково — «Лучше бы тебя не было».

Продолжение — на Smart Reading
Зарегистрируйтесь на Smart Reading и получите доступ к этому и ещё 600 пересказам нонфикшен-книг. Все пересказы озвучены, их можно скачать и слушать фоном. Пример озвучки:
Первые 7 дней доступа — бесплатно.

Понравился ли пересказ?

Ваши оценки помогают понять, какие пересказы написаны хорошо, а какие надо улучшить. Пожалуйста, оцените пересказ:

Аудиокнига

Если с ребенком трудно
Аудиокнига. 4 ч 37 мин. Читает Ксения Бржезовская.
Бесплатный отрывок:
Купить
299 ₽, ЛитРес
Ксения Бржезовская
4 ч 37 мин

Электронная книга

Обложка книги
Если с ребенком трудно
Жизнь современного родителя непроста. Чего стоят одни названия книг для родителей: «Если ваш ребенок сводит вас с ума», «Нет плохому поведению», «Как мы создаем проблемы своим детям», «Руководство по выживанию для родителей» и тому подобное, это я только одну полку просмотрела. Мы читаем, а что делать? Мы же ответственные родители. Мы хотим растить детей правильно. Эту книжку, и другую. И еще два десятка...

Читайте также