Андрей Платонов
Андрей Платонов
1899−1951

Котлован

1930
Краткое содержание повести
Читается за 5–10 мин
Оригинал — за 3−4 ч

«В день трид­ца­ти­летия личной жизни Вощеву дали расчёт с неболь­шого меха­ни­че­ского завода, где он добывал сред­ства для своего суще­ство­вания. В уволь­ни­тельном доку­менте ему напи­сали, что он устра­ня­ется с произ­вод­ства вслед­ствие роста слабо­силь­ности в нем и задум­чи­вости среди общего темпа труда». Вощев идёт в другой город. На пустыре в тёплой яме он устра­и­ва­ется на ночлег. В полночь его будит человек, косящий на пустыре траву. Косарь говорит, что скоро здесь начнётся стро­и­тель­ство, и отправ­ляет Вощева в барак: «Ступай туда и спи до утра, а утром ты выяс­нишься».

Вощев просы­па­ется вместе с артелью масте­ровых, которые кормят его и объяс­няют, что сегодня начи­на­ется постройка единого здания, куда войдёт на посе­ление весь местный класс проле­та­риата. Вощеву дают лопату, он сжимает её руками, точно желая добыть истину из земного праха. Инженер уже разметил котлован и говорит рабочим, что биржа должна прислать ещё пять­десят человек, а пока надо начи­нать работы ведущей бригадой. Вощев копает вместе со всеми, он «поглядел на людей и решил кое-как жить, раз они терпят и живут: он вместе с ними произошёл и умрёт в своё время нераз­лучно с людьми».

Земле­копы посте­пенно обжи­ва­ются и привы­кают рабо­тать. На котлован часто приез­жает товарищ Пашкин, пред­се­да­тель окрпроф­со­вета, который следит за темпом работ. «Темп тих, — говорит он рабочим. — Зачем вы жалеете поды­мать произ­во­ди­тель­ность? Соци­а­лизм обой­дётся и без вас, а вы без него прожи­вёте зря и помрёте».

Вече­рами Вощев лежит с откры­тыми глазами и тоскует о будущем, когда все станет обще­из­вестным и поме­щённым в скупое чувство счастья. Наиболее созна­тельный рабочий Сафронов пред­ла­гает поста­вить в бараке радио, чтоб слушать о дости­же­ниях и дирек­тивах, инвалид, безногий Жачев, возра­жает: «Лучше девочку-сиротку привести за ручку, чем твоё радио».

Землекоп Чиклин находит в забро­шенном здании кафель­ного завода, где когда-то его поце­ло­вала хозяй­ская дочь, умира­ющую женщину с маленькой дочкой. Чиклин целует женщину и узнает по остатку нежности в губах, что это та самая девушка, которая цело­вала его в юности. Перед смертью мать говорит девочке, чтобы она никому не призна­ва­лась, чья она дочь. Девочка спра­ши­вает, отчего умирает её мать: оттого, что буржуйка, или от смерти? Чиклин заби­рает её с собой.

Товарищ Пашкин уста­нав­ли­вает в бараке радио­рупор, из кото­рого разда­ются ежеми­нутные требо­вания в виде лозунгов — о необ­хо­ди­мости сбора крапивы, обре­зания хвостов и грив у лошадей. Сафронов слушает и жалеет, что он не может гово­рить обратно в трубу, чтобы там узнали о его чувстве актив­ности. Вощеву и Жачеву стано­вится беспри­чинно стыдно от долгих речей по радио, и Жачев кричит: «Оста­но­вите этот звук! Дайте мне отве­тить на него!» Наслу­шав­шись радио, Сафронов без сна смотрит на спящих людей и с горе­стью выска­зы­ва­ется: «Эх ты, масса, масса. Трудно орга­ни­зо­вать из тебя скелет комму­низма! И что тебе надо? Стерве такой? Ты весь аван­гард, гадина, заму­чила!»

Девочка, пришедшая с Чиклиным, спра­ши­вает у него про черты мери­ди­анов на карте, и Чиклин отве­чает, что это заго­родки от буржуев. Вечером земле­копы не вклю­чают радио, а, наев­шись, садятся смот­реть на девочку и спра­ши­вают её, кто она такая. Девочка помнит, что ей гово­рила мать, и расска­зы­вает о том, что роди­телей не помнит и при буржуях она не хотела рождаться, а как стал Ленин — и она стала. Сафронов заклю­чает: «И глубока наша совет­ская власть, раз даже дети, не помня матери, уже чуют това­рища Ленина!»

На собрании рабочие решают напра­вить в деревню Сафро­нова и Козлова с целью орга­ни­зации колхозной жизни. В деревне их убивают — и на помощь дере­вен­ским акти­ви­стам приходят другие земле­копы во главе с Вощевым и Чиклиным. Пока на Орга­ни­за­ци­онном Дворе проходит собрание орга­ни­зо­ванных членов и неор­га­ни­зо­ванных едино­лич­ников, Чиклин и Вощев скола­чи­вают непо­да­лёку плот. Акти­висты обозна­чают по списку людей: бедняков для колхоза, кулаков — для раску­ла­чи­вания. Чтобы вернее выявить всех кулаков, Чиклин берет в помощь медведя, рабо­та­ю­щего в кузнице моло­то­бойцем. Медведь хорошо помнит дома, где он раньше работал, — по этим домам и опре­де­ляют кулаков, которых заго­няют на плот и отправ­ляют по речному течению в море. Остав­шиеся на Оргдворе бедняки марши­руют на месте под звуки радио, потом пляшут, привет­ствуя приход колхозной жизни. Утром народ идёт к кузне, где слышна работа медведя-моло­то­бойца. Члены колхоза сжигают весь уголь, чинят весь мёртвый инвен­тарь и с тоской, что кончился труд, садятся у плетня и смотрят на деревню в недо­умении о своей даль­нейшей жизни. Рабочие ведут дере­вен­ских жителей в город. К вечеру путники приходят к котло­вану и видят, что он занесён снегом, а в бараке пусто и темно. Чиклин разжи­гает костёр, чтобы согреть заболевшую девочку Настю. Мимо барака проходят люди, но никто не приходит прове­дать Настю, потому что каждый, нагнув голову, беспре­рывно думает о сплошной коллек­ти­ви­зации. К утру Настя умирает. Вощев, стоя над утихшим ребёнком, думает о том, зачем ему теперь нужен смысл жизни, если нет этого малень­кого, верного чело­века, в котором истина стала бы радо­стью и движе­нием.

Жачев спра­ши­вает у Вощева: «Зачем колхоз привёл?» «Мужики в проле­та­риат хотят зачис­ляться», — отве­чает Вощев. Чиклин берет лом и лопату и идёт копать на дальний конец котло­вана. Огля­нув­шись, он видит, что весь колхоз не пере­ставая роет землю. Все бедные и средние мужики рабо­тают с таким усер­дием, будто хотят спастись навеки в пропасти котло­вана. Лошади тоже не стоят: на них колхоз­ники возят камень. Один Жачев не рабо­тает, скорбя по умершей Насте. «Я урод импе­ри­а­лизма, а комму­низм — это детское дело, за то я и Настю любил... Пойду сейчас на прощанье това­рища Пашкина убью», — говорит Жачев и упол­зает на своей тележке в город, чтобы никогда не возвра­титься на котлован.

Чиклин выка­пы­вает для Насти глубокую могилу, чтобы ребёнка никогда не побес­по­коил шум жизни с поверх­ности земли.  Пересказал В. М. Сотников

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.
Рассказать друзьям:
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо.

Читайте также

Андрей Платонов
Платонов
«Фома Пухов не одарён чувстви­тель­но­стью: он на гробе жены варёную колбасу резал, прого­ло­дав­шись вслед­ствие отсут­ствия хозяйки». После погре­бения жены, нама­яв­шись, Пухов ложится спать...
Андрей Платонов
Платонов
Через четыре года в пятый голод гнал людей в города или в леса — бывал неурожай. Захар Павлович оста­вался в деревне один...
Михаил Булгаков
Булгаков
В произ­ве­дении — две сюжетные линии, каждая из которых разви­ва­ется само­сто­я­тельно. Действие первой разво­ра­чи­ва­ется в Москве в течение нескольких майских дней (дней весен­него полно­луния) в 30-х гг...
Что непонятно? Что упущено? Что можно улучшить? Все отзывы читаем, публикуем только полезные и интересные.