Проспер Мериме
Проспер Мериме
1803−1870

Маттео Фальконе

1829
Краткое содержание новеллы
Читается за 5–10 мин
Оригинал — за 20 мин

Если пройти от Порто-Веккьо в глубь Корсики, то можно выйти к обширным зарослям маки — родине пастухов и всех, кто не в ладах с право­су­дием. Корси­кан­ские земле­дельцы выжи­гают часть леса и с этой земли полу­чают урожай. Корни дере­вьев, остав­шиеся в земле, вновь пускают частые побеги. Вот эта густая пере­пу­танная поросль высотой в несколько метров и назы­ва­ется маки. Если вы убили чело­века, бегите в маки, и вы прожи­вёте там в безопас­ности, имея при себе оружие. Пастухи накормят вас, и вам не будут страшны право­судие или месть, если только не спус­каться в город, чтобы попол­нить запасы пороха.

Маттео Фаль­коне жил в полу­миле от маки. Он был богатым чело­веком и жил на доходы от своих много­чис­ленных стад. На то время ему было не более пяти­де­сяти лет. Это был невы­сокий, крепкий и смуглый человек с вьющи­мися чёрными воло­сами, орлиным носом, тонкими губами, боль­шими живыми глазами. Его меткость была необычной даже для этого края хороших стрелков. Такое необык­но­венно высокое искус­ство сделало Маттео известным. Его считали таким же хорошим другом, как и опасным врагом; впрочем, он жил в мире со всеми в округе. Расска­зы­вали, что когда-то он застрелил своего сопер­ника, но ту историю замяли, и Маттео женился на Джузеппе. Она родила ему трёх дочерей и сына, кото­рому он дал имя Форту­нато. Дочери были удачно выданы замуж. Сыну испол­ни­лось десять лет, и он подавал уже большие надежды.

Однажды ранним утром Маттео с женой отпра­ви­лись в маки погля­деть на свои стада. Форту­нато остался один дома. Он нежился на солнышке, мечтая о будущем воскре­сенье, как вдруг его размыш­ления были прерваны ружейным выстрелом со стороны равнины. Мальчик вскочил. На тропинке, ведущей к дому Маттео, пока­зался боро­датый человек, в лохмо­тьях и шапке, какие носят горцы. Его ранили в бедро, и он с трудом пере­двигал ноги, опираясь на ружье. Это был Джанетто Санпьеро, бандит, который, отпра­вив­шись в город за порохом, попал в засаду корси­кан­ских солдат. Он яростно отстре­ли­вался и, в конце концов, сумел уйти.

Джанетто узнал в Форту­нато сына Маттео Фаль­коне и попросил спря­тать его. Форту­нато зако­ле­бался, и Джанетто пригрозил маль­чишке ружьём. Но ружье не могло напу­гать сына Маттео Фаль­коне. Джанетто упрекнул его, напомнив, чей он сын. Засо­мне­вав­шись, мальчик потре­бовал плату за свою помощь. Джанетто протянул ему сереб­ряную монету. Форту­нато взял монету, и спрятал Джанетто в копне сена, стоявшей возле дома. Затем хитрый маль­чишка притащил кошку с котя­тами и уложил их на сено, чтобы каза­лось, что его давно не воро­шили. После этого он, как ни в чем не бывало, растя­нулся на солн­це­пёке.

Несколько минут спустя шестеро солдат под командой сержанта уже стояли перед домом Маттео. Сержант, Теодор Гамба, гроза бандитов, прихо­дился дальним родствен­ником Фаль­коне, а на Корсике, более чем где либо, счита­ются с родством. Сержант подошёл к Форту­нато и начал расспра­ши­вать, не проходил ли кто мимо. Но маль­чишка так дерзко и насмеш­ливо отвечал Гамбе, что тот, вскипев, приказал обыс­кать дом и стал угро­жать Форту­нато нака­за­нием. Мальчик же сидел и спокойно гладил кошку, ничем не выдав себя даже тогда, когда один из солдат подошёл и небрежно ткнул штыком в сено. Сержант, убедив­шись, что угрозы не произ­водят ника­кого впечат­ления, решил испы­тать силу подкупа. Он вытащил из кармана сереб­ряные часы и пообещал отдать их Форту­натто, если тот выдаст преступ­ника.

Глаза Форту­натто заго­ре­лись, но все же он не протянул руки за часами. Сержант все ближе и ближе подносил часы к Форту­нато. В душе Форту­нато вспых­нула борьба, а часы пока­чи­ва­лись перед ним, задевая кончик его носа. Наконец Форту­нато нере­ши­тельно потя­нулся к часам, и они легли на его ладонь, хотя сержант все ещё не выпускал из рук цепочку. Форту­нато поднял левую руку и указал большим пальцем на копну сена. Сержант отпу­стил конец цепочки, и Форту­нато понял, что часы теперь его. А солдаты приня­лись тотчас же раски­ды­вать сено. Джанетто был найден, схвачен и связан по рукам и ногам. Когда Джанетто уже лежал на земле, Форту­нато бросил ему обратно его сереб­ряную монету — он сознавал, что уже не имеет на неё права.

Пока солдаты соору­жали носилки, на которых можно было бы отнести преступ­ника в город, на дороге вдруг появи­лись Маттео Фаль­коне и его жена. При виде солдат Маттео насто­ро­жился, хотя вот уже десять лет как он не направлял дула своего ружья на чело­века. Он взял ружье на прицел и стал медленно прибли­жаться к дому. Сержанту тоже стало как-то не по себе, когда он увидел Маттео с ружьём наго­тове. Но Гамба смело вышел навстречу Фаль­коне и окликнул его. Узнав своего родствен­ника, Маттео оста­но­вился и медленно отвёл дуло ружья. Сержант сообщил, что они только что накрыли Джан­нетто Санпьеро и похвалил Форту­натто за помощь. Маттео прошептал проклятие.

Увидев Фаль­коне с женой, Джанетто плюнул на порог их дома и назвал Маттео преда­телем. Маттео поднёс руку ко лбу, как человек, убитый горем. Форту­нато принёс миску молока и, опустив глаза, протянул ее Джанетто, но аресто­ванный гневно отверг подно­шение и попросил воды у солдата. Солдат подал флягу, и бандит отпил воду, подне­сённую рукой врага. Сержант подал знак, и отряд двинулся к равнине.

Прошло несколько минут, а Маттео все молчал. Мальчик тревожно погля­дывал то на мать, то на отца. Наконец Маттео заго­ворил с сыном голосом спокойным, но страшным для тех, кто знал этого чело­века. Форту­нато хотел было броситься к отцу и упасть на колени, но Маттео страшно закричал, и тот, рыдая, оста­но­вился в нескольких шагах. Джузеппа увидела цепочку от часов, и строго спро­сила, кто дал их Форту­нато. «Дядя сержант» — ответил мальчик. Маттео понял, что Форту­натто стал преда­телем, первым в роду Фаль­коне.

Форту­нато рыдал в голос, Фаль­коне не сводил с него своих рысьих глаз. Наконец он вскинул ружье на плечо и пошёл по дороге в маки, приказав Форту­нато следо­вать за ним. Джузеппа броси­лась к Маттео, впиваясь в него глазами, словно пытаясь прочесть то, что было в его душе, но напрасно. Она поце­ло­вала сына и, плача, верну­лась в дом. Между тем Фаль­коне спустился в небольшой овраг. Он приказал сыну молиться, и Форту­нато упал на колени. Запи­наясь и плача, мальчик прочитал все молитвы, какие только знал. Он умолял о пощаде, но Маттео вскинул ружье и, прице­лив­шись, сказал: «Да простит тебя бог!». Он выстрелил. Мальчик упал мёртвый.

Даже не взглянув на труп, Маттео пошёл к дому за лопатой, чтобы зако­пать сына. Он увидел Джузеппу, встре­во­женную выстрелом. «Что ты сделал?» — восклик­нула она. «Совершил право­судие. Он умер христи­а­нином. Я закажу по нём пани­хиду. Надо сказать зятю, Теодору Бьянки, чтобы он пере­ехал к нам жить» — спокойно ответил Маттео.  Пересказала Наталья Бубнова

Рассказать друзьям:
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо.

Читайте также

Проспер Мериме
Мериме
Ранней осенью 1830 г. любо­зна­тельный учёный (в нем угады­ва­ется сам Мериме) нани­мает в Кордове провод­ника и едет на поиски древней Мунды, где произошло последнее побе­до­носное испан­ское сражение Юлия Цезаря...
Проспер Мериме
Мериме
Огюста Сен-Клера не любили в так назы­ва­емом «большом свете»; главная причина заклю­ча­лась в том, что он старался нравиться только тем, кто прихо­дился ему по сердцу...
Проспер Мериме
Мериме
Капитан Леду был бравым моряком. Поступив на службу простым матросом, он спустя неко­торое время стал помощ­ником руле­вого...
Что непонятно? Что упущено? Что можно улучшить? Все отзывы читаем, публикуем только полезные и интересные.